Newsnn: Арсений Гончуков о «Последней ночи» в Нижнем Новгороде — Арсений Гончуков

Арсений Гончуков 

режиссер, сценарист, поэт, писатель

Меню Закрыть

Newsnn: Арсений Гончуков о «Последней ночи» в Нижнем Новгороде



Арсений Гончуков о «Последней ночи» в Нижнем Новгороде

Интервью
18 ноября 2014, 12:39
14 ноября завершился нижегородский этап съемок картины Арсения Гончукова «Последняя ночь». Всего в Нижнем съемочная группа отработала 5 смен – 4 в конце октября и одну сейчас. Арсений Гончуков известен по фильмам «1210», «Полет», «Сын» – последний выйдет в прокат буквально на днях. Это режиссер с четкой, ультимативной позицией: в свое время он создал «Манифест», в котором декларируются постулаты создания авторского, некоммерческого кино, и с тех пор неукоснительно ему следует. Действие четвертой полнометражной картины Арсения в этот раз разворачивается сразу в 3 городах – в Москве, Анапе и Нижнем Новгороде – родном городе режиссера. О чем на этот раз снимает свое кино Арсений Гончуков, и чем отличается нижегородская кинокухня от московской – все эти вопросы мы задали ему лично.

О чем будет фильм? Конкретно для вас – о чем вы его снимаете?

Это фильм о любви, о смерти, о выборе, в общем, о каких-то очень понятных, наверное, и главных вещах, которые существуют в жизни человека. Ну а если говорить о синопсисе – то это фильм о враче-онкологе, который у себя обнаруживает заболевание, от которого лечил других всю сознательную жизнь.

Можно ли сказать, что есть люди, книги, фильмы, которые повлияли на рождение «Последней ночи»?

«Последняя ночь» – это проект, где сценарист, режиссер-постановщик, монтажер, продюсер – один человек, поэтому в этом высказывании собран весь мой опыт. Были, конечно, референсы для творческой группы, для оператора, для актеров, некие истории, которые вспоминались, когда мы начали снимать. Есть особые, знаете, темпоритм и цветовые решения в фильмах Бертолуччи, Тарковского… Это очень большие вещи, очень далекие, но общее ощущение от них – именно оно помогло мне настроиться на воплощение той истории, которую я сочинил.

Когда вы начали работать над проектом, подбирать команду?

Это было лето. Сценарий родился весной, подготовка стартовала в июне, в июле собрал команды – московскую, нижегородскую. В августе мы начали плотно работать, проводить кастинг, искать локации.

Новый ваш проект создан в гармонии с вашим манифестом. Какие рекорды побил этот фильм в своей безбюджетности? Что вы смогли достать на добровольческих началах в этот раз – локации, камеры, реквизит, команду?

Каждый проект в том плане индивидуален. На этот проект мне выделили миллион двести тысяч…

Это был продюсерский центр или личные знакомства?

Это был частный инвестор, друг, товарищ – бизнесмен, человек состоятельный и успешный, который пожелал остаться неназванным. В общей сложности проект обошелся нам в полтора миллиона – при том, что вменяемые бюджеты фильмов начинаются от 10-15 миллионов рублей. Так что я с полным правом зову свой фильм безбюджетным.

То есть с одной стороны мы зашли в этот проект с гораздо большим количеством денег, чем в предыдущие (съемки предыдущих обходились мне в 300-400 тысяч рублей). С другой стороны, условия съемки для команды остались прежними: бесплатные, за некоторыми исключениями, локации, бесплатная работа актеров, команд. Камера RedEpic – кинокамера высочайшего класса, которую предоставила нам компания Rentaphoto, также была досталась нам практически даром.

А имеющиеся средства пошли на то, чтобы вывести проект на новый уровень. Деньги были вложены в транспортные расходы – две поездки в Нижний Новгород и одна – в Анапу, в профессиональный свет, звук, в аренду операторской техники – у нас были краны и телеги, много транспорта, что позволило расширить состав съемочной группы.  Кроме того, в этот раз у нас было целых 18 съемочных дней! Для сравнения –  фильм “1210”, у которого, 6 наград, мы сняли за рекордное количество смен – всего за 6. В день по награде, как мы шутим.

Вы не раз рассказывали о формировании съемочной группы на практически безбюджетные проекты. Я так понимаю, в московской группе множество проверенных людей переходят с вами из фильма в фильм. Однако в этот раз, как и для второго вашего фильма «Полет», который снимался в Перми, пришлось формировать команду ещё и дистанционно. Как набиралась команда? Это были профессионалы?

Нет, нет. Но профессиональных людей и в московской группе немного. Впрочем, для меня это не имеет вообще никакого значения, потому что изначально мне важно подобрать просто хороших, ответственных людей, имеющих опыт в самых разных сферах – это фотографы, например, и администраторы. Если человек умный и толковый, он и за 15 минут все, что надо, поймет. В Нижнем Новгороде, как и в Перми, я просто бросил клич – и люди откликнулись, откликнулись энтузиасты, готовые работать за идею.

Почему люди работают на ваших проектах бесплатно?

Ничего в мире бесплатного не бывает на самом деле. Люди приходят, чтобы обрести опыт, поучиться, открыть новую профессиональную дорогу, обрасти знакомствами. Я со своей стороны всегда по мере возможности щедро делюсь опытом, профессиональными секретами – ничего от группы не скрываю.

Условия у нас вообще суровые – из тех, кто изначально пришел в команду, осталась треть. Это абсолютно нормально. Работать на одной только мотивации достаточно тяжело. К тому же есть правило, что на съемки попадают только те, кто упорно работал на подготовительном этапе. Так что лишних людей на съемках нет.

Теперь давайте поговорим непосредственно о съемках в Нижнем. Вы не раз упоминали, что для «Последней ночи» очень важна осенняя натура. В Москве вам удалось её застать, но октябрьский Нижний встретил снегом и -15 мороза. Как это повлияло на будущую картину?

Да, надо признать, что в фильме не будет яркой солнечной богатой осенней натуры – в силу объективных причин. Поняв это уже на начальном этапе съемок, я изменил свою концепцию, и это абсолютно нормально.

Мы не успели буквально на 2 недели, но, на мой взгляд, ничего страшного не произошло, просто это будет немного другое кино с визуальной точки зрения. Сейчас фильм по атмосфере более скупой, суровый, ноябрьский. Я, кстати, ноябрь вообще больше всех месяцев люблю. Хотел в этот раз изменить себе, но не пришлось.

Знаете, я снял фильм «1210» именно  в ноябре – там был лед, озеро с замерзшими волнами – меня долго обвиняли, мол, вот, ты показываешь Россию такой холодной, мрачной, стереотипной. В этот раз я хотел показать совсем другую Россию, но нет: Нижний подвел. Это риски, всегда такое бывает.

Мы многое не успевали, многое делали в бешеном темпе. Некоторые мне советовали отложить этот проект на следующий год, но тогда миллион, свалившийся на меня, просто превратился бы в труху. Потому что доллар вырос, с нового года будут совсем другие цены. Так что мы просто фантастически успели.

Решение о съемках в Нижнем было принципиально для вас? Были здесь объекты, которые вы сняли для этой картины и после «Стоп, снято!» воскликнули «Сто лет мечтал это сделать!»?

Так как я в городе родился и вырос, то сам Нижний Новгород – это объект, который я мечтал снять. Но, сразу оговорюсь, я принял решение снимать здесь не потому, что это мой родной город и я к нему испытываю инфантильные чувства – нет, это мог бы быть и любой другой российский город. Просто здесь – я понимал это – есть большие возможности, чем в других городах, меня здесь знают и поддержат. Что и произошло. Поддержал губернатор Валерий Шанцев, администрация, Минкульт, поддержали ребята, которые знают меня сто лет. Все вышло очень хорошо.

К большому неудовольствию нижегородских кинематографистов, которые меня не любят, видимо, по умолчанию, мы собрали все вишенки с торта, нам позволили снять много действительно прекрасных мест. Это и метро, и аэропорт, и Большая Покровская, и площадь Минина, и трамвай нам предоставили, и сопровождение полиции с перекрытием для съемок на мосту… Отдельно хочу отметить Маринс Парк Отель – замечательная гостиница, во всем пошла нам на встречу, даже на крышу пустила.

Это здорово, что город стараниями нижегородской группы оказался таким гостеприимным к нашему фильму. И очень хочется, чтобы это не заканчивалось.

Так дело только в административной доступности?

Нет, конечно. Помимо всего вышеперечисленного, Нижний Новгород ещё и очень красивый город. Я, когда переехал в Москву, где работал журналистом, побывал в десятках городов – Краснодар, Сургут, Тюмень, Новгород, Киров, Ярославль, Псков. И я понял, что Нижний – действительно один из самых красивых городов России вообще. Потому что такой Стрелки, такого Кремля, таких гор, такой сохранившейся старой части нет нигде.

Все ли успели снять, что хотелось? Насколько то, что вы сняли, отличается от того, что было задумано?

На самом деле я в этом смысле очень хитрый парень, всегда пишу локации с запасом. А когда уже начинаем снимать, я понимаю, что есть вещи, которые можно пропустить. Для «Последней ночи» мы сняли все, что хотелось.

При этом есть желание следующий проект снять тоже в здесь. Просто есть опасение, что два раза в одну и ту же воду не входят – по разрешениям, по лояльности властей. Потому что когда мэр Нижнего Новгорода говорит о киноиндустрии…

Я могу процитировать заявление Олега Кондрашова, это как раз был один из вопросов, подготовленных для вас.

Да, давайте.

«Нижний Новгород становится центром притяжения отечественной киноиндустрии. Администрация Нижнего Новгорода оказывает и будет оказывать поддержку съемочным группам, снимающим фильмы в нашем городе и о нашем городе».

Да! Ну то есть на самом-то деле это очень хорошо. Это именно то, о чем я говорил губернатору через его помощников, когда пришел к нему летом.

То есть изначально вы пришли к Валерию Павлиновичу?

Да, просто потому, что там работают мои коллеги. Роман Скудняков очень сильно помог, он мой бывший одноклассник. Но помог не как одноклассник, а как чуткий и грамотный руководитель, который понимает, что кино – это сплошная польза для города и области. Я говорил о том, что съемки кино – это имидж города, это его инвестиционная привлекательность.

Сегодня кино само идет в руки. Но надо различать – есть кинопроизводство, когда снимает, например, Хабенский, а есть мы, с авторским безбюджетным кино. Что это за зверь – не очень в Нижнем понимают.

Во время подготовки съемок был случай. Нижегородские ассистенты искали салон красоты с панорамными окнами, зашли в салон, говорят, мол, так и так, хотели бы снять… а им в ответ – у нас снимал Хабенский, платил нам деньги, теперь платите и вы. И как им объяснить, что наше кино – безбюджетное практически?

Вот мы, например, сняли в ресторане «Якитория» в крайнюю смену, к нам прекрасно отнеслись, даже персонал в роли статистов поучаствовал, а потом этот ресторан узнает, что соседнему салону красоты заплатили деньги и почувствует себя обманутым. Но мы никого не обманываем. Мы достаем объекты бесплатно – в том числе и в Москве. Наше кино – это нестандартная история для Москвы и тем более для Нижнего.

Съемки окончены? Или будут ещё съемочные смены?

Основной блок фильма уже снят, в сценарии есть пролог и эпилог, которые связаны с зимней натурой. Так что одну смену мы сделаем в декабре, когда ляжет снег. Это будет в Москве.

Когда ожидать картину в прокате?

Я думаю, что следующая осень – это некий максимум. Если получится сделать фильм весной и запустить его летом – то будет так. Опять же, сейчас деньги у меня кончились, а постпродакшн требует больших затрат. Сейчас я монтирую и параллельно буду искать финансирование, что-то придумывать, чтобы доделать фильм как можно быстрее.

Спасибо большое за интервью! Желаю сил, новых идей и, конечно, друзей-инвесторов.

Беседовала Галина Курочкина

 

https://newsnn.ru/interview/18-11-2014/arseniy-gonchukov-o-posledney-nochi-v-nizhnem-novgorode-7238a7ce-23e9-43c1-ba73-ca95e5ae2d33