ГОРОДСКОЙ ПОРТАЛ: Арсений Гончуков: «Авторское кино – это благотворительность» — Арсений Гончуков

Арсений Гончуков 

Сайт писателя и режиссёра

Меню Закрыть

ГОРОДСКОЙ ПОРТАЛ: Арсений Гончуков: «Авторское кино – это благотворительность»



11:29, 28.01.2015

«Авторское кино – это благотворительность»

Кинорежиссер Арсений Гончуков, чей последний фильм «Сын» завоевал в минувшем году главную награду одного из самых престижных кинофестивалей страны “Окно в Европу” и стал одним из лучших фильмов года, дал подробное интервью, в котором высказал свое мнение о современном российском кино, рассказал, почему в России неоднозначно приняли фильм «Левиафан» и поделился своими дальнейшими планами.

Ваша картина «Сын» была отмечена серьезными наградами Выборга и Киношока, ездила в Монреаль, Берлин, Варшаву, вышла в прокат в России… Насколько такой результат был неожиданным, или напротив, Вы рассчитывали на такое развитие событий?

Когда ты снимаешь фильм за свои собственные небольшие деньги, то конечно ты ни на что не рассчитываешь. Первый шок был, когда «Сын» удостоился Гран-при фестиваля «Окно в Европу», поскольку было немыслимо получить главный приз одного из ведущих фестивалей страны, где в конкурсе представлено 12 фильмов, бюджет каждого из которых в разы превышал бюджет нашего фильма! И когда объявили обладателя Гран-при и мне надо было идти на сцену за призом, у меня, честно говоря, подкосились ноги… Я не ожидал. Это был как удар грома среди ясного неба.

Потом я не верил в возможность проката фильма, однако наш продюсер сумел сделать так, что «Сын» шел в кинотеатрах, у нас было 38 копий, мы вышли в десятках городов России, затем был прокат в Польше, что для того фильма весьма серьезное достижение.

Да, фестивальная история удалась. Чего стоит попадание в программу старейшего в Канаде Монреальского кинофестиваля. На самом деле награды очень много делают для фильма, и мало для режиссера. Это все очень здорово и приятно, но если кто-то думает, что после награждения у меня появился вал предложений, то это совсем не так, и к сожалению, у меня, как режиссера, особых перспектив не появляется, а вот фильм напротив может зайти в прокат, у него появляется аудитория, его может купить телеканал. В конце концов, любой фильм – это плод усилий многих людей, которые бесплатно отдавали свое время и силы этой картине, и когда картина не ложится на полку безвестности, как это нередко бывает, а получает какие-то призы, о ней пишут, показывают в кинотеатрах, то люди понимают, что все их усилия были не напрасны.

Фильм «Сын» Вы посвятили своему брату, чем это было вызвано?

Недавно я получил анонимное сообщение «С братом все нормально?» Сразу звоню в Нижний, спрашиваю, что с Артемом? Все нормально, отвечают. Я пишу этому человеку, мол, все нормально, а что? Он отвечает, посмотрел Ваш фильм, думал, что-то случилось… С ним все хорошо, это посвящение носит личный характер и сигнализирует, маркирует принадлежность этой истории к чему-то очень личному, важному для меня. Брат был рядом в период моего становления, в тот период, когда я рос и переживал схожие события, о которых я рассказываю в «Сыне». Это посвящение – некий знак того, что именно брат является одним из участников тех событий, которые показаны в фильме. Посвящение – это, скорее, метафора.

На прокате удалось заработать, или это даже близко не принесло никаких прибылей?

Лично я вложил в фильм «Сын» порядка 350 тыс. рублей, и когда я их отобью, и отобью ли вообще, я не знаю! По меркам кино – это мизерные деньги, но даже при таких незначительных тратах на фильм, который вызвал такой резонанс, неизвестно, удастся ли мне их вернуть. Несколько облегчает ситуацию то, что я изначально не ставлю себе задачу заработать или хотя бы вернуть потраченные деньги. Можно сказать, что авторское кино – это вид благотворительности. Личной благотворительности, если хотите.

Почему в России такой низкий интерес к авторскому кино?

Интерес есть, и есть зрители, например, «Левиафан», тоже вполне авторский фильм, уже скачан 1,5 млн раз, мой фильм «1210», который я сам год назад выложил в интернет, только за первые две недели скачали 200 тыс. человек, не говоря уже об онлайн просмотрах! Просто убита вся индустрия, нет денег, нет хороших режиссеров и хорошего кино, нет инфраструктуры, как в том же Голливуде.

Свое творчество Вы начинали с поэзии. Если бы Вы не писали стихов, Вы пришли бы в кино?

Интересный вопрос… Я никогда не задумывался о взаимосвязи поэзии и кино, но вот сейчас я думаю, что она все-таки есть, причем, достаточно сильная. Поэзия – это высказывание души, сердца, это то, что формирует личность, и ты растешь с помощью стихов. Моя поэзия очень много сделала для меня как для личности, и это очень важный этап в моей жизни, хотя он еще не завершен и я иногда пишу.

В фильмах Тарковского часто звучат стихи его отца, у Вас не было соблазна что-то свое  продекламировать в картине?

Такие мысли были, но нельзя сочетать поэзию и кино только потому, что ты пишешь стихи. Если возникнет творческая необходимость и идея, где мои стихи будут уместны, то почему нет? Но пока такой идеи не возникло. А “по блату” пихать свои стихи в свои фильмы – это не мой подход.

Недавно Вы опубликовали свой манифест, который во многом схож с «Догмой» фон Триера, хотя бы в части того, что фильм не должен быть дорогим…

Я часто слышу, что для России это исключительное дело, когда за небольшие деньги человек снимает такие фильмы, но малобюджетное кино далеко не новинка. Давно сняты фильмы «новой волны», снимаются фильмы по той же «Догме»…  Я не вот, чтобы хотел доказать, что один человек может заменить киностудию, и за копейки сделать хороший достойный фильм, что это возможно… Я просто люблю кино и снимаю кино. В том же манифесте для меня было важно не доказать что-то кому-то, а поддержать молодых кинематографистов, чтобы они не сидели, сложа руки, а поняли, что все возможно. Что кино возможно. Даже без денег.

Сложно собрать команду, убедить коллег принять участие в проекте бесплатно?

И да и нет, здесь все неоднозначно. Своя как бы система. С одной стороны, кино сегодня очень популярно, люди хотят учиться, и идут на площадку за опытом, за общением и желающих очень много. Но с другой стороны, сложно найти людей, которые готовы будут посвятить проекту две недели подряд, чтобы человек полностью погрузился в процесс, а не по выходным и после 19.00. К сожалению, жизнь не позволяет людям работать на площадке постоянно, да еще бесплатно. Так что найти людей несложно, труднее отобрать качественных ребят, у которых есть свободное время, научить их работать, грамотно сориентировать новоиспеченную команду в профессиональный процесс.

У «Левиафана» Звягинцева отличная фестивальная судьба, но почему его едва не проклинают?

Со Звягинцевым случилась большая беда! Это самое неприятное, когда ты снимаешь фильм, вкладываешь в него душу, какие-то сокровенные мысли, а потом кто-то понимает фильм иначе… Это проблема и самого Звягинцева и контекста, в который попал его фильм. Да, он снимал социальную, возможно, политическую сатиру, но он хотел сказать о людях, о важных человеческих вещах, а фильм попал под пресс сложной общественной ситуации, фильм разорвали на части, обругали Звягинцева… Это большая проблема, что фильм был воспринят именно таким образом, а не как искусство, как творческий акт. Вообще очень давно не было такой пестрой и неоднозначной реакции на российское кино, а это говорит о качестве фильма, о том, что режиссер попал в цель и многие узнали себя в этой картине.

Как Вы прокомментируете, что премия «Золотой орел» за лучший фильм досталась Михалкову?

Можно много спорить о том насколько «Солнечный удар» хороший фильм, или плохой, но когда главный приз получает лента человека, который сам создавал эту премию, то каким бы фильм гениальным ни был, это совершенно некорректно, это нонсенс! Все равно, что Нобель получил бы «Нобелевскую премию». Это выходит за рамки понимания и здравого смысла, так нельзя делать.

Сейчас популярны идеи об ограничении проката иностранных фильмов, зачем?

Да, это факт, что 85% фильмов, которые сегодня выходят в российский кинопрокат, сняты за границей. Давайте введем квоты, но чем мы сможем заполнить освободившееся место? Где взять российское кино? Может быть, какой-то смысл в этом есть, поскольку у нас страшное засилье второсортных зарубежных фильмов, но что мы предложим взамен? Есть некие ограничения в Китае и во Франции, но там другая история. В той же Франции люди охотно идут на авторское кино. Звягинцев когда-то давно мне рассказывал, что его «Елену» за год в России посмотрели 100 тыс. человек, а во Франции в день премьеры на этот фильм сходило 40 тыс. зрителей! Пусть государство привлекает режиссеров, сценаристов, пусть снимает кино, создает контент, заполняет вакуум, будут качественные фильмы, пойдут и зрители, а то сколько раз мы слышали у касс: «Да ну, фильм российский, не пойду…». Это отношение нужно менять. Но как? Только – хорошими фильмами.

Вы бы хотели работать по госзаказу?

У меня нет каких-то предубеждений и блоков на эту тему. Всю историю кино – его снимают по госзаказу. Это хорошо, когда государство дает деньги на кино. Плохо, когда оно его контролирует. У меня были предложения, но они мне не нравились. Предлагали снимать какую-то пошлятину, дурацкие сериалы, я отказывался. Сейчас есть интересное, действительно хорошее предложение, мне понравился сценарий, жанр, условия, и надеюсь, что все сложится хорошо. Могу одно точно сказать: я все сделаю, головой стены буду пробивать, для того, чтобы получился хороший фильм. Очень надеюсь, что мне не будут сильно мешать, поскольку любой кинопроцесс, производство  – это борьба, но я костьми лягу, чтобы сделать хорошее кино.

В России снимают не только «Глухаря» и «Папины дочки», есть же качественная «Ликвидация», «Жизнь и судьба»…

Ну да, сейчас Вы назовете еще пару хороших наших сериалов, и на этом список закончится. За последние 25 лет в России вышло не больше десятка по-настоящему хороших качественных сериалов. Такие фильмы, как снимают за рубежом, «Настоящий детектив», «Фарго», то, что делает HBO, – такие сериалы я готов прямо сейчас бежать и снимать. Это огромная разница – те сериалы, которые выходят на Западе, и то омерзительное мыло, которое снимается для отечественного телевидения.

Что зрителям от Вас ждать дальше?

Я надеюсь, что осенью состоится премьера моей новой картины «Последняя ночь», сейчас полным ходом идет постпродакшн. Надеюсь, что будет полноценный прокат с большим количеством копий. Есть и другие планы, их много, но говорить пока рано. Хотя спрашивают. Но это же прекрасно, когда люди ждут фильмов, которые заставляют задуматься, – это то, над чем я работаю, ради чего живу. Надеюсь, что люди будут чаще смотреть российское авторское кино. У нас выходит десяток-полтора картин в год, это не так много и на мой взгляд любой культурный человек должен их увидеть. Кино, особенно российское, современникам – надо смотреть! Я твердо в этом убежден. Это позволит почувствовать пульс времени, осознать себя в этом времени. Оставаясь скептиком, я надеюсь, что российский кинематограф начнет оживать, будут сниматься качественные жанровые картины, при этом сохранится и будет развиваться авторское кино. Несмотря ни на какие кризисные тенденции, я не перестаю надеяться на это.

Источник http://gorodskoyportal.ru/nizhny/news/news/11573923/