Bloodsexcult: «Район Тьмы: Правосудие». Авторская рецензия — Арсений Гончуков

Арсений Гончуков 

Сайт писателя и режиссёра

Меню Закрыть

Bloodsexcult: «Район Тьмы: Правосудие». Авторская рецензия



Bloodsexcult: «Район Тьмы: Правосудие». Авторская рецензия

Банда черных риэлтеров обманывала стариков и убивала их, чтобы завладеть квартирами. Пока не столкнулась с другой бандой: организацией «Народная расправа», члены которой решили, что если судебная система дала сбой, то они его исправят. Сами, лично…

Режиссер: Арсений Гончуков

В главных ролях: Юлия Ауг, Виктор Мютников

Как обычно, обсуждать эпизод этого сериала и не допустить спойлеров — задача невозможная, так что, если вы еще не смотрели серию — прочтите обзор после просмотра, пожалуйста.

Первый раз за все это время я пишу рецензию на серию едва ли не через месяц после первого просмотра — в дни, когда уже вовсю монтируется следующий эпизод. Но над этой серией пришлось подумать, причем, не над вопросами, которые она поднимает, а над тем, как и зачем это было сделано. Ну и над вопросами, которые она вызвала у зрителей, не без того…

Сразу вызывает интерес две особенности: во-первых, это уж вторая серия в сезоне, основанная на реальных событиях. Предыдущей была «Принцесса» — пожалуй, самая мистическая и неожиданная серия в сезоне, а заодно — одна из моих самых любимых. В данном случае, у нас не прсто нет никакой мистики — «Правосудие» вообще сделано в пресловутом жанре «псевдодокументального» кино — причем сделано насколько достоверно и со знанием дела, что многие зрители ловятся на удочку режиссера. В самой этой правдоподобности нет ничего удивительного — Арсений Гончуков работал в документальном кино, он представляет, как устроен этот тип рассказа. Интереснее другое: во многих отзывах зрителей мелькает утверждение, что Юлия Ауг, актриса довольно известная, своим появлением в одной из главных ролей, этот эффект разрушает. Но в серии в целом было задействовано 10 профессиональных актеров, Виктор Мютников, к примеру, снимался во многих сериалах, включая «Тайный город». Тем не менее, упоминают только ее — возможно, потому, что ей, довольно известной актрисе, досталась еще и одна из самых ярких ролей. С другой стороны, я, например, кажется, вообще не одного фильма с ней не видел, так что для меня эффект документальности сломан не был.

При этом — о чем, собственно, сам режиссер прямо говорит на сайте сериала — весьма сложной была работа над структурой серии. Нам показывают «документальные» кадры, снятые самими активистами, не менее «документальную» журналистскую передачу об этих событиях — ту, которую якобы вообще не пустили в эфир. Рассказ постоянно переключается между этими двумя частями, причем проделано это действительно виртуозно — зрителя постоянно выбивают из «зоны комфорта», не давая ему до конца сложить «картинку происходящего», но зато постоянно сталкивая с непростыми моральными вопросами. Перед нами три группы персонажей: боевики «Народной расправы», «черные риэлторы» и «потерпевшие», с которыми общаются журналисты.

Еще раз подчеркну: в рамках этих обзоров меня напрочь не интересует моральная сторона рассказанной истории, с ней зритель пусть сам разбирается. Мне интересно как эта история рассказана и зачем она рассказана именно так — тем более, что в данном случае режиссер манипулирует зрителем с исключительной профессиональностью.

Первый же титр содержит небольшую ловушку «… дело не дошло до суда» — говорят нам. Но, как уточняет следующая надпись, «Народная расправа» похитила обвиняемых еще до конца следствия — то есть, у правосудия вообще не было шанса сказать свое слово: осудили бы преступников или нет — нам уже не узнать. Впрочем, осознаешь этот нюанс не сразу, может быть, даже не при первом просмотре. Важно и то, что нам не говорят, что сделали похитители с обвиняемыми.

Первое интервью длится меньше минуты и здесь снова есть интересный манипуляторский нюанс. Тех, у кого журналисты берут интервью нам представляют как «потерпевших» — хотя, если зритель задумается, то поймет, что это родственники жертв, а не сами жертвы. Само выступление женщины продолжается меньше минуты, она успевает только рассказать о «настоящей бабушке, которая встречала ее пирожками». И тут же — переход на запись, сделанную «Народной расправой». Она длится еще меньше — примерно 30 секунд, мы успеваем увидеть только похитителей в масках и женщину — напуганную, но еще не сломленную, она говорит с явным вызовом, давит на преступников. Один из них снимает перед ней маску… Опытный зритель криминальных программ понимает — если похититель позволяет себя увидеть, то, скорее всего, жертве не жить. Интересно, что одна из помощниц его одергивает: отсюда можно предположить, что убийство первоначально не планировалось, иначе какая разница, видели «риэлторы» их лица или нет? И вся эта, насыщенная и эмоциями, и смысловыми оттенками сцена, напомню, укладывается примерно в полминуты.

Следующая врезка — снова примерно 40 секунд. Нам показывают подростка, которого журналист доводит до истерики, заставляя снова пережить гибель пробабушки. Блестяще сделанная сцена: опять-таки, при первом просмотре этого, скорее всего, не осознаешь, но весь этот фрагмент с точки зрения журналистики сделан чудовищно плохо. Во-первых, по большей части, нам крупным планом показывают глаза подростка, которому задают эмоционально давящие вопросы. А во-вторых, что дают эти вопросы в информационном плане? «Что ты почувствовала, увидев труп жестоко убитой пробабушки?» — это не вопрос криминального журналиста, ответ-то, в общем-то, очевиден. Это давление на эмоции — и собеседника, и, тем самым, зрителя, подходящее, разве что, «желтой прессе».

И еще одна врезка с похищенными — снова примерно полминуты, отданные под действительно блестящую игру Юлии Ауг: женщина в панике, она пытается успокоить сына (тот все еще сидит с мешком на голове). И снова — воздействие на эмоции, но новой информации мы получаем мало.

Новая врезка с «потерпевшей» — и обратите внимание на контраст между паникой героини Ауг и спокойной самоуверенностью нового персонажа. Хотя под конец небольшой речи «пробивает» и ее тоже — причем до того, как нам расскажут хоть какие-то подробности произошедшего.

Следующий переход просто прекрасен: сначала — небольшой отрывок, в котором похитители начинают давить на «риэлторшу», сразу после него — очередной «потерпевший», старик, которого спрашивают «кем вы приходились покойной?». Умом зритель понимает, что «покойная» в данном случае — старушка, одна из жертв «черных риэлторов», но подсознательно возникает «эмоциональная рифма» с предыдущими кадрами.

Практически ровно на середине серии нас ждет ключевой момент: самый длинный отрывок, из показанных до сих пор — который явно и четко показывает убийство, совершенное похитителями. При этом — немаловажная деталь: двое других похищенных (как понимает зритель, сын и муж убитой) до сих пор сидят с мешками на голове.

Тут самое время обсудить интересный момент, который, кажется, никто не комментировал в связи с этой серией: вопрос о мстителях. Для современной массовой культуры это фигура крайне расхожая: практически любой супергерой — и есть такой мститель. Иногда их в русских переводах так и называют «линчеватели». И есть мнение, не раз уже озвученное, что на русской почве фигуры, подобные Бэтмену и Супермену невозможны, не приживутся. По сути, американские супергерои занимаются ровно тем же, чем и герои этой серии: находят преступников, ловят их и… Вот тут наступает самое интересное: чаще всего, персонажи комиксов все-таки ловят злодеев, которые обычной полиции не по зубам, а не похищают уже арестованных их участков. А во-вторых, супергерой и борец с преступностью в комиксе как правило связан железным правилом: не убивать. Бэтмен может осознавать, что Джокера сдавать полиции бесполезно: рано или поздно он все равно убежит. Но Бэтмен все же не убивает Джокера… И супергерои-отморозки, на которых это правило не действует, кто-нибудь вроде Карателя — только исключение, которое подтверждает правило. Они — не альтернатива Бэтмену, а контраст для него. В «Районе Тьмы», как мы видим, все происходит иначе.

Эта сцена становится жестким сломом в течении рассказа. Сначала потерпевшим задают вопрос: «готовы ли вы обсудить то, что произошло» — а сразу после этого продолжение событий видим мы. Убивают не только женщину, но и ее сына — жалкого, рыдающего парня в майке с символикой Angry Birds и каламбурной надписью «Не переживайте, будьте злыми». Муж тоже показан жалким, рыдающим типом — в отличие от похитителя-убийцы.

При этом — опять-таки, достаточно интересное решение — на тот момент зрителю еще не известны никакие подробности преступлений «черных риэлторов»: что они делали, как, в чем заключалась вина каждого из похищенных? Что именно делал сын этих риэлторов, например, был ли он прямо вовлечен в преступления?

Лишь потом мы услышим рассказ ведущего и увидим отрывок, якобы записанный на телефон этого парня: семейка в деле. Но это будет уже после того, как нам показали расправу над людьми, сути преступлений которых мы еще не знали.

И, наконец, как и в других сериях «Района Тьмы» нас ждет крайне неожиданный финал. Потерпевшим задается вопрос, но он крайне интересно сформулирован. Их не спрашивают о тех, кто убил их близких — их спрашивают об участниках «Народной расправы». Если бы вы были судьей — готовы ли вы оправдать убийцу тех, кто убил ваших родственников? — именно так звучит этот финальный вопрос. И, знаете, если уж обсуждать моральные стороны всего этого сюжета — лично я могу сказать только одно: не дай бог каждому из вас всерьез отвечать на подобные вопросы. Возможно, это самая страшная сцена во всей серии — хотя на первый взгляд это и не очевидно.

Такой вот получился эпизод: псевдодокументалистика, но без злоупотребления «пьяной камерой»… Серия, стилизованная под журналистское расследование, но временами едва ли не пародирующая приемы нашего телевидения…. Серия, которую непросто смотреть и которая заставляет очень долго думать — при том, что продолжается всего-то пятнадцать минут.

Автор: vxga

Посмотреть сериал