Лагерь — Арсений Гончуков

Арсений Гончуков 

режиссер, сценарист, поэт, писатель

Меню Закрыть

Лагерь



Лагерь

Район тьмы. Веб-сериал

Сценарий: Арсений Гончуков

 

 

 

ТИЗЕР

НАТ. ДОРОГА У ЛАГЕРЯ, РАННЕЕ УТРО

По длинной широкой дороге идет Сергей. Он идет один. Но лицо его тревожно. Он идет куда-то, где ему быть не очень приятно. Он идет и идет, тревога нарастает, он сильно волнуется. На лбу выступает испарина. Он тяжело дышит и всматривается куда-то вперед. Глаза бегают, щеки горят, шаг будто замедляется, по телу незримо пробегает нервная судорога.

Смена кадра, мы видим, что за Сергеем идет еще один человек. Он в плаще и шапке. Съемка на деталях: мы видим ноги человека в плаще, спину, руки. Человек в плаще идет быстрее и быстрее. Тревога Сергея нарастает. Человек в плаще ускоряет шаг и почти бежит, почти догоняет…

Вдруг, внезапно человек в плаще догоняет Сергея, хватает за плечо, Сергей сильно пугается и оборачивается.

СЕРГЕЙ

– Ух! Это ты? Черт, напугал! Ты чего опаздываешь?

Фотограф не говорит ни слова, улыбается, по-дружески хлопает Сергея по плечу.

Оба уходят вдаль по дороге.

 

 

Сцена 1

НАТ. ДОРОГА У ЛАГЕРЯ, ДЕНЬ

Та же дорога. Ворота дома отдыха, бывшего пионерлагеря. К воротам подъезжает автомобиль. Из него выходят трое мужчин. Один из них в костюме, СЕРГЕЙ (35), другой в штатском (АНДРЕЙ 45). С ними фотограф, худощавый человек в осеннем темном плаще и с фотоаппаратом (35).

Все трое выходят из машины и идут к шлагбауму. У шлагбаума тот, что в костюме, Сергей, выходит со стаканчиком кофе, выходит и не знает, куда его девать, урн нету. Тогда он отпивает немного и ставит стаканчик на бетонный столб.

Все проходят под шлагбаумом.

 

Сцена 2

НАТ. ЛАГЕРЬ, ДЕНЬ

Трое мужчин проходят на территорию лагеря. Фотограф начинает делать снимки. В лагере отдыхают люди. Парни, девушки, небольшая компания. Они гуляют. Загорают на поляне. Играют в бадминтон. Жарят шашлык. Общаются. В лагере бурлит отдых. Отдыхающих ровно семь человек.

 

Сцена 3

НАТ. ЛАГЕРЬ, ЦЕНТРАЛЬНАЯ ПЛОЩАДКА, ДЕНЬ

В центре лагеря. Подходят. Сергей останавливается. Андрей тоже. Фотограф фотографирует местность вокруг.

АНДРЕЙ

– Я как следователь, активно знакомлюсь с материалами дела, после смерти нашего коллеги и после побега осужденного дело направили мне. Я конечно, все изучу досконально, но вы мне покажите все, пожалуйста, так будет быстрее и проще.

СЕРГЕЙ

– Да, конечно, затем мы и здесь. Я все понимаю и все вам расскажу. Если это поможет его поймать… Хотя… У меня в голове не укладывается, как он вообще мог сбежать… Десять лет сидел, и вдруг.

АНДРЕЙ (Сухо)

– Такое бывает. Десять лет сидел и вдруг.

СЕРГЕЙ

– Его же содержали в спецблоке для особо опасных преступников… Оттуда невозможно…

АНДРЕЙ  (Недовольно перебивает)

– Все возможно. Никуда не денется. Поймаем. (Пауза) Продолжая наш разговор в машине… Итак, вы дружили с Павловым…

СЕРГЕЙ

– Нет! Мы не дружили, а просто учились в одном классе. У меня отец военный, мы переехали, и я попал в этот класс только в десятом… Ну а в этом лагере все отдыхали, вся школа, он был прикреплен к ней. Мы ездили сюда. И в тот злополучный день я тоже тут был… (Осматривается) Надо же, не верится, 10 лет прошло, а ничего почти не поменялось, и беседка та, и домики…

АНДРЕЙ

– Как его охарактеризуете? Павлова.

СЕРГЕЙ

– Дело в том, что я по основной профессии доктор, врач-психолог, поэтому об этом могу рассказать вам подробно…

АНДРЕЙ

– Лучше по существу.

СЕРГЕЙ

– Да, извините, конечно… Саша был очень замкнутый мальчик. Но не бесталанный. Ну как… Он был всегда погружен в себя, любил уединение, одиночество, всегда отдельно гулял… И на переменах, и вообще по жизни. Сторонился всех. Одиночка.

АНДРЕЙ

– Сверстники издевались?

СЕРГЕЙ

– Нет, я так не скажу. Его не трогали. Хотя разное было… Но главное, Саша всегда держался поотдаль. Обособленно. Все делал сам. И кстати, хорошо делал… В основном, строгал, работал по дереву, вытачивал, и у него отлично получалось… Поделки, доски…

АНДРЕЙ

– Понятно. Почему мы здесь стоим?

СЕРГЕЙ (заминается)

– Эм… Здесь, вот здесь, произошло первое убийство.

АНДРЕЙ

– Прямо тут, на поляне?

СЕРГЕЙ

– Да, прямо здесь. Это была Оля, самая боевая, самая шустрая в классе, “командир в юбке”, как ее шутливо называли. Он задушил ее. Прямо здесь, повалил и задушил…

 

Пауза. Все смотрят туда, куда показывает Андрей. Фотограф, очнувшись от задумчивости, берет фотоаппарат в руки. Наводит на поляну, чтобы сфотографировать.

И – вдруг – мы видим через видоискатель фотоаппарата – что на земле лежит мертвая девушка. Щелкает затвор, девушка исчезает.

Вдруг, мимо, по месту, где предположительно произошло убийство, проходит девушка из лагеря, по одежде она похожа на  жертву, что была на фото.

АНДРЕЙ

– Мотивация? Как вы думаете, почему она стала первой?

СЕРГЕЙ

– Тогда в этой мясорубке я не думаю, что это имело значение, кто будет первым… Но она, она просто шла здесь одна, рано утром, и он набросился на нее. Повалил и задушил. Она почти не сопротивлялась, это произошло очень быстро…

АНДРЕЙ

– Откуда вы знаете такие подробности? Вы же приехали в лагерь уже после всех убийств.

СЕРГЕЙ

– Да, я должен был приехать сразу, но задержался в тот день на работе. Но все равно я был свидетелем по этому делу. И потом мы много говорили с вашим коллегой, который вел это дело…

АНДРЕЙ

– Мда. Ясно. Хороший был следак Сельверов. Да и мужик отличный. Если бы не он…

СЕРГЕЙ

– Пойдемте туда. В перелесок.

 

Сцена 4

НАТ. ЛАГЕРЬ, ДОМИК 1, ДЕНЬ

Идут в лес, где стоит небольшой одинокий домик. Заходят за него.

 

СЕРГЕЙ

– Это все случилось (смотрит на мобильник) второго августа, то есть получается ровно 10 лет назад, и был очень жаркий день. Это 2007 год, аномально жаркий год, вы помните…

АНДРЕЙ

– Это не важно. Что я помню, а что нет. Бывшие одноклассники Павлова приехали сюда на два дня, я правильно понимаю?

СЕРГЕЙ

– Да, это было что-то встречи выпускников, символической встречи класса, посвященной пятилетию выпуска из  школы.

АНДРЕЙ

– Пять лет ему понадобилось после выпускного. Пять лет он копил злобу… Мда… Но к делу. Почему на встречу выпускников не пригласили Павлова?

СЕРГЕЙ

– Хотели пригласить, насколько я помню. И искали, но не нашли. Никто не знал его адреса и телефона. Он вообще как будто пропал на все эти пять лет после выпуска. Просто, как и не было его… Мы думали, он исчез.

АНДРЕЙ

– И никто из класса не поддерживал с ним связь?

СЕРГЕЙ

– Нет. После той истории на выпускном. Не то, чтобы кто-то от него отвернулся, а просто, я не знаю… Нет, класс не отвернулся от него, я точно знаю, его очень жалели, но все равно было неприятно… Был какой-то осадок. Хотя как не отвернулись, наверное, все-таки да… Ну вы знаете детей. Когда такое случается.

АНДРЕЙ

– Это вы про сексуальную связь Павлова и Капитанова, учителя труда?

СЕРГЕЙ

– Простите. Не про сексуальную связь, а про насилие, которое длилось годами… Насилие над ребенком. Это страшно…

АНДРЕЙ

– Прошу прощения. Я сформулировал неверно. Вы помните, как это вскрылось?

СЕРГЕЙ

– Так как вскрылось? Это же произошло на выпускном! Саша порезал себе вены и написал предсмертную записку, где все изложил про все те годы, что Капитанов издевался над ним. А потом он со вскрытыми венами пришел на праздник. Весь в крови, с безумными глазами… Я не могу эту картину забыть. И я не хочу это вспоминать, извините. И выпускной особенно.

АНДРЕЙ

– Вспоротые вены в разгар выпускного – это красиво. Праздник  удался на славу.

СЕРГЕЙ

– У вас хороший юмор.

АНДРЕЙ

– Для меня в этой истории странность в том, что Капитанова очень скоро убили в тюрьме. Но это вообще никак не подействовало на Павлова. То, что его обидчик мертв… Не остановило его.

СЕРГЕЙ

– Мне кажется, что он считал своими обидчиками других людей. Собственно, своих одноклассников. То есть нас…

АНДРЕЙ

– Да, я читал подробный отчет по психиатрической экспертизе подсудимого. Но я не очень понимаю этого… (пауза, смотрит) Что здесь? Здесь был второй эпизод?

СЕРГЕЙ

– Да, да, здесь была убита Полина. Это один из самых жестоких эпизодов. Я даже не хочу про это рассказывать, вы прочитаете в деле… Ее нашли вот здесь, у стены…

 

Сергей показывает на стену и отворачивается, закрыв рот рукой.

Фотограф поднимает фотоаппарат, наводит на стену, и вдруг – через видоискатель фотоаппарата – мы видим у стены девушку. Голова ее опущена. В районе живота видны разрывы, висят кишки, вся юбка в крови, ноги в неестественной позе. Щелчок фотоаппарата, видение исчезает. Затем мы видим, что по поляне идет девушка, похожая на жертву, Андрей поворачивает голову на шорох, но никого нет.

АНДРЕЙ

– Это единственная жертва, которую он мучил. Правда, недолго.

СЕРГЕЙ

– Да. Недолго… Но с особой жестокостью.

АНДРЕЙ

– Распотрошить жертву, как рыбу, столярным резаком, даже я не могу понять, откуда такая жестокость…

СЕРГЕЙ

– Я попрошу вас, можно без подробностей… Я не могу. У меня нет вашей закалки, видимо… Но… Но… Я не знаю, в школе всем казалось, что он был к Полине неравнодушен… Казалось. Но он был настолько скрытным, что наверняка этого никто не знал.

АНДРЕЙ

– Не повезло девочке.

Уходят дальше. Фотограф делает снимки.

 

Сцена 4

НАТ. ЛАГЕРЬ, ДОМИК 2, ДЕНЬ

Подходят к небольшому старому домику. Фотограф фотографирует окресности.

СЕРГЕЙ

– Давайте покурим, с вашего позволения.

Оба достают сигареты.

АНДРЕЙ

– Вот вы говорите, он был талантливым мальчиком. Вот посмотрите, как талантливо он всех убил. Всех семерых. Кстати, почему семь?

СЕРГЕЙ

– Класс у нас был небольшой. Всего 25-ть человек. Это вообще был лучший класс во всей школе. Ну а эти семеро это как бы основа класса, самые лучшие, самые активные. Великолепная семерка, так сказать. Собственно, они после выпускного и давали показания… Не только они, я тоже давал, но они в первую очередь.

АНДРЕЙ

– Вы имеете в виду показания по делу педофила Капитанова? Ну и что?

СЕРГЕЙ

– Да как бы ничего… Они все рассказали, ну и как любые дети, сдобрили историю подробностями, домыслами, слухами… Потом Павлов все прочитал. Что они говорили…

АНДРЕЙ

– И что такого они говорили?

СЕРГЕЙ

– Разоткровенничались. Рассказали, что Павлов был замкнутый, странный. Что его побаивались. Кстати, доля правды в этом есть… Ну и что мать у него постоянно пила, что не было отца… Что видели Сашу постоянно на улице, в сомнительных компашках. Что и сам он выпивал… И курить начал раньше всех. Что были у него жуткие рисунки… А еще историю про голубя, раненого голубя, которого он замучил и умертвил… Все вот это.

АНДРЕЙ

– Замучил голубя? (Смеется) Ну а что? Набирал навыки умерщвления. Почему нет?

СЕРГЕЙ

– Да уж. В общем, однокласснички про него много тогда наговорили…

АНДРЕЙ
– А вы нет?

СЕРГЕЙ
– Я? Я даже не помню. Я тоже, наверное… Очень было страшно все это. Все сильно испугались, ну и в итоге по совокупности показаний чуть ли не вышло, что Саша извращенец, преступник и вообще сам нарвался…

АНДРЕЙ

– Глупо, конечно. Все равно же этого урода трудовика закатали по полной программе. Зачем они рассказывали все это?

СЕРГЕЙ

– Саша правда был странноватый мальчик. Наверное, эти издевательства и домогательства, с первых классов… этого урода Капитанова, они уже имели свое действие и деформировали его психику… Хотя он был достаточно безобидный. Просто из неблагополучной семьи. И он был худой страшно, физически неразвитый… Я не знаю, наверное, от страха они все это рассказали…

АНДРЕЙ

– И получили.

СЕРГЕЙ

– И получили… Саша когда узнал, что про него наговорили одноклассники, у него случилась истерика, он плакал, рыдал, а потом он совсем замкнулся. В общем, он расценил это как предательство… Жестокое предательство. Последних своих друзей… Кто у него вообще был. Удар в спину. (Пауза) И не простил.

АНДРЕЙ

– Видимо, он действительно считал всех вас друзьями. И наверное, любил этих семерых.

СЕРГЕЙ

– А у него больше никого и не было, кроме них. С такой матерью. Он, думаю, скрытно любил их, да… Не знаю, чужая душа потемки. А уж кровавого убийцы…

Бросают сигареты, уходят в дом.

 

Сцена 5

ИНТ. ЛАГЕРЬ, ДОМ 2, ДЕНЬ

В доме темновато. Свет не работает. Фотограф фотографирует. Сергей показывает рукой на кровати.

СЕРГЕЙ

– Вот здесь. Нашли двоих. Руслана и Светку. Тоже, очень страшно даже думать про это…

АНДРЕЙ

– Какой вы нежный…

Фотограф наводит фотоаппарат на кровати. Вдруг – мы видим в видоискатель – два тела на кровати, они в крови, кровь изо рта и из глаз. Щелчок затвора – никого нет.

Через окно мы видим, как на улице промелькнула парочка.

АНДРЕЙ

– Я читал про этот эпизод. Кажется, тут была спица, в сердце, обоим… А потом он выколол им глаза. И поменял местами.

СЕРГЕЙ

– Да. Кажется, так… И не очень понятно, в чем был смысл этого зверства. Но честно говоря, не очень хочется смаковать эти моменты…

АНДРЕЙ

– Я не смакую. Мне нужно восстановить хронику событий. Детали имеют значение.

СЕРГЕЙ

– Пойдемте отсюда. Тут душно, у меня голова кружится. Я сейчас в обморок грохнусь…

 

Сцена 6

НАТ. ЛАГЕРЬ, ДЕНЬ

Идут по лагерю. Фотограф фотографирует. Сергей снова закуривает.

СЕРГЕЙ

– Там еще одно место. Жуткое…

АНДРЕЙ (Задумчиво)

– В общем, это все-таки была месть. Я только назначен на это дело, конечно, и многого не знаю, но если не усложнять, то это просто месть. Месть разъяренного психически ненормального ребенка… И ярость. И боль. И наказание…

СЕРГЕЙ

– Я думаю, объяснений этой расправы несколько. Да, месть в первую очередь… Месть за то, что мы отстранились, за равнодушие, за предательство. Хотя как такового предательства не было… И еще мы же были свидетели…

АНДРЕЙ

– В смысле? Свидетели чего? Насилия?

СЕРГЕЙ

– Нет, свидетели его детства, свидетели его мучений, пусть скрытых. Мы часто не любим и сторонимся тех, с кем мы провели не самые лучшие годы своей жизни…

АНДРЕЙ

– А, в этом смысле. Да уж. Я тоже не люблю своих одноклассников. Честно говоря. В школе я тоже был заморыш (Смеется).

СЕРГЕЙ

– Ну вот он их и удалил. Свидетелей того времени, когда над ним творили жуткие вещи…

АНДРЕЙ

– Удалил, как молочные зубы…

СЕРГЕЙ

– Да уж. Вы в детстве стихов не писали?

АНДРЕЙ

– Почему в детстве? Может, я и сейчас пописываю.

Андрей смеется. Все уходят.

 

Сцена 7

НАТ. ЛАГЕРЬ, ПОЛЯНА, ДЕНЬ

Поляна. Непонятные бетонные столбики, видимо, фундамент какого-то недостроенного здания. Подходят. Фотограф фотографирует окресности. Фотографирует и Андрея с Сергеем.

СЕРГЕЙ

– Пятая была Лена. Симпатичная безобидная девчонка. Он просто сломал ей шею, как тому голубю, и еще… Я не буду это говорить. С меня хватит. И потом… положил ее здесь. Вот в такой позе. Как модель на фотографии…

Сергей осекается, отворачивается.

АНДРЕЙ

– А он же увлекался фотографией, Павлов этот, насколько я помню…

СЕРГЕЙ

– Да, ему Капитанов подарил фотоаппарат, дорогой, хороший. Самый лучший по тем временам. Тогда только-только появились зарубежные зеркалки крутые. Павлов делал красивые фото. У него даже выставка была в школе…

АНДРЕЙ

– Талант!

СЕРГЕЙ

– А самое страшное и печальное, что Леночка была очень добрая и душевная девочка. Самая отзывчивая в классе. Совершенно светлый человек! И к Саше она очень хорошо относилась. Не знаю, ну, насколько это было возможно. Жалела его… По-доброму как-то… Защищала от всех. А он и ее… Вот так.

АНДРЕЙ

– За доброту люди часто так платят, факт.

 

Фотограф поднимает фотоаппарат, наводит его на столбики, и вдруг – мы видим в видоискатель – распластанную на бетонном столбике девушку с опущенной и неестественно вывернутой головой, ее ноги и руки свисают в обе стороны, ее майка в крови. Щелчок фотоаппарата и все исчезает.

 

СЕРГЕЙ (дернувшись, будто отвернувшись от картинки)

– Пойдемте. Теперь обратно.

Все трое уходят, вдалеке, среди кустов, мелькает будто бы фигура девушки Лены, только живой.

 

Сцена 8

НАТ. ЛАГЕРЬ, БЕСЕДКА, ДЕНЬ

Все трое подходят к беседке. В ней горит мангал. На лавочках  сидит несколько человек. Сергей останавливается. Трое ребят, завидев троицу, нехотя поднимаются и уходят, с ними уходит Марина, взяв за руку Пашу. Фотограф фотографирует местность.

СЕРГЕЙ

– Здесь.

АНДРЕЙ

– Да, я читал. Здесь было мясо.

СЕРГЕЙ

– Я бы не хотел, чтобы про меня так говорили после смерти.

АНДРЕЙ

– Прошу прощения. Итак…

СЕРГЕЙ

– А что “итак”. Вот здесь он убил последних двоих. Пашу и Маринку. Они были влюблены друг в друга до беспамятства. С восьмого класса. Просто не разлей вода. На похоронах их называли… (осекается, чуть не плачет) Ромео и Джульетта! После выпускного поженились, у них уже двое детей было. Хотя от выпускного до убийства прошло всего пять лет. И жили счастливо, я такого счастья не видел… И никто из нас не видел…

АНДРЕЙ (Перебивая)

– Понятно.

СЕРГЕЙ

– Очень сильная любовь была. Всем на зависть. Нежность безумная.  Поразительно было… И он их уничтожил. Каким-то невообразимым образом…

АНДРЕЙ

– Так. Я это понял. Это – последнее место?

СЕРГЕЙ

– Да. Семь человек. Это все.

АНДРЕЙ

– Хорошо. Спасибо. Понятно. Вроде бы картина ясная. Так…

Оглядывается на фотографа, но будто не замечает его.

АНДРЕЙ

– Наш штатный фотограф сегодня не смог подъехать. Но фотоотчет нужен. По каждому месту, что вы сегодня показывали. Вы не против, если на днях мы еще раз вас потревожим? Я пришлю фотографа, чтобы отснять лагерь.

СЕРГЕЙ

– Конечно-конечно. Если это имеет смысл.

АНДРЕЙ

– Просто формальность.

Андрей облегченно вздыхает и закуривает, Сергей тоже.

На этих словах фотограф стоит за их спинами. Затем он выходит, поднимает фотоаппарат, чтобы сфотографировать место преступления. Вдруг – в видоискателе – мы видим трупы Паши и Марины. Оба лежат на столе, их глаза открыты, они все в крови, в неестественных перекрученных позах. На столе лежит кучка свежего мяса. Под столом лежит отрубленная нога. Рядом топор. Со стола стекает кровь.

Фотограф опускает фотоаппарат. За столом никого нет. Сергей и Андрей курят и присаживаются на лавку в беседке.

Фотограф медленно обходит беседку и наводит фотоаппарат в фас на Сергея и Андрея. Они сидят с задумчивыми лицами.

Фотограф поднимает фотокамеру, вдруг – мы видим в видоискателе – Андрея и Сергея – они мертвы. Они лежат на столе, их одежда в крови, рядом валяется окровавленный нож.

Фотограф щелкает затвором, опускет фотоаппарат, мы видим, что перед ним лежат два трупа, точно так же, как в видоискателе. Мангал рядом не горит, потух.

Фотограф убирает камеру, начинает складывать ее в чехол на шее, мы замечаем, что его руки все испачканы свежей кровью.

 

Сцена 9

НАТ. ЛАГЕРЬ

Общий план. Статика. Еще один. И еще. Мы видим, что лагерь абсолютно пустой и заброшенный. В нем никого нет, беседка пустая. Мангал валяется на боку.

Место рядом с беседкой обнесено красной стоп-лентой. Местами порванные, ленты колыхаются на ветру. Трупов нет. В лагере полная тишина.

 

Сцена 10

НАТ. ДОРОГА У ЛАГЕРЯ, ДЕНЬ

Ворота у лагеря. Они замотаны рваной красной стоп-лентой.

На столбе рядом с воротами мы видим фоторобот, на котором можно узнать очертания фотографа. Под ним подпись:

“Внимание! Разыскивается особо опасный преступник! 29 июля 2017 г. из колонии строгого режима №345 г. Воркуты бежал особо опасный преступник Александр Павлов. Осторожно! На счету маньяка жизни ДЕВЯТИ человек, среди которых сотрудники правооохранительных органов. При обнаружении подозрительных лиц, просьба незамедлительно звонить по телефону “02”. Не пытайтесь задержать преступника самостоятельно! Будьте предельно осторожны!”.

На бетонном столбе стоит бумажный стаканчик из под кофе. Он немного оброс паутиной и до верху залит дождевой водой.

 

ТИТРЫ

 

 

 

Арсений Гончуков © Все права защищены.