Стихи. Все тексты 2019 г. — Арсений Гончуков

Арсений Гончуков 

Сайт писателя и режиссёра

Меню Закрыть

Стихи. Все тексты 2019 г.



Стихи. Все тексты за 2019 год

Арсений Гончуков

 

 

***

В темноте
Касаясь спины холодными костяшками пальцев
Расстегивая на тебе лифчик
Я вдруг думаю, меня бьет током:
Боже мой, что я делаю!
Я же изменяю своей любимой!
С другой

Но через секунду вспоминаю
Что нет никакой любимой
А ту, что любил
Не видел уже год
И это уже не является изменой
Не считается

Скользят бретельки
С еле слышным бумажным звуком
Звуком кожи
Слабеют и падают
Под ноги в темноту

 

 

***

Утро в деревне

Прошлогодняя муха бьет в окно
Латунным лбом
Жестоко, с размаху
Будто у нее есть запасная жизнь

На ноутбук садится ветхий мотылек
И распластав нежные крылья
Ждет кого-то
На электронном белом листе

Беру стакан
В стакане робко сидит жучок
Подвернув лапки
Делая вид, что он не виноват

Нервная мошка
Размером примерно как эта буква «т»
Рыскает по клеенке
Напоминая собачку ищейку

И это на улице еще лежит снег
Еще апрель
Еще далеко до лета
А они уже здесь, рядом

А я думал, что буду одинок.
Какой я глупый!

 

 

***

Я похлопал дерево по плечу
Дружески, шершаво провел рукой
Говорю, как хорошо здесь постоять
С тобой за компанию
Ветками с солнышком перемигиваться
Перешептываться с травинками

Но мне, говорю, надо идти
Дело в том, что я человек
Понимаешь, дерево?
Мне надо идти жить
Бежать, спешить, суетиться
Понимаешь, в чем проблема

Но ты стой здесь
Расти, зеленей, насыщайся соками
Шуми на ветру
Стой и жди меня, дерево

Я ушел. А дерево подумало:
Он не вернется
Как все они не вернулись

 

 

***

Посв. сыну

Все начнется тогда, когда упадешь
Потеряешь паспорт, ключи, кошель
Выбьешь зуб, слишком часто приознося «шэ»
Вынешь ложкой в стакане торчащий нож

Все начнется с горя, с провала агентурной сети
Состоящей из нежности, верности, любви, семьи
Вас загонят в застенки, оболгут СМИ
И любимая сдаст, ты ее прости

И с того начни. Затем, ощупав бока
Уяснив, что слаб, глуп, безнадежно стар
Ты поймешь, что брат тебе мотылек, комар
А сестра — стальная в тайге река

Все начнется с рассветом, ты подойдешь к воде
Окунешь руку, упадешь ниц
И заглянешь, и вместо лица в розовой высоте
Ты увидишь веселых и беззаботных птиц

 

 

***

И я вздрагиваю и вспоминаю, а, точно, я вспомнил, послушай
Наконец-то я понял, узнал и допер, ты слышишь, так вот
Помнишь, спорили, гуглили, помнишь, и мнения разделились
Ну так вот же я вспомнил и понял, ты слышишь, ты вспомнила, да?

Оборачиваюсь и понимаю

Что тебя уже нет, сколько, год или тысячу лет

И стараюсь забыть то, что вспомнил
И шепчу внутрь себя: ну что ты, зачем, ты опять обознался
Ты опять облажался, зачем, не тревожь, давно все ушли
В этой комнате нет никого

Забываю, о чем, обрывая еще одну нить
И надеюсь, что больше не вспомню, что будет последней

Все вопросы у нас с тобой давно решены

 

 

***

Возраст
это когда рядом молодой парень
и комары жрут его гораздо охотнее

 

 

***

Капитан, потерявший карту, компас, ориентир
Ловит ртом теплый воздух, в океане его в достатке
Капитан убивает китов, что попадаются на пути
Оставляя на синем розовые заплатки

Капитан, собравший команду, где каждый смутьян и вор
Смахивает слезу, в ветер прячет
И кричит, провоцируя разговор
Альбатрос, раскачивающий грот-мачту

Капитан, для скорости бросивший в воду пушки
Лоцман на рее верный его висит
Капитан, уплывающий от любви, захватившей десять десятых суши
В одиночное плавание, чтобы себя спасти

 

 

***

Дядя Володя камазист
Возил лес кругляк
На дальняк
Нос на бок и неказист

Его и Камаз в грязи и копоти
И начальник, и сменщик
И гаишник, и поменьше
Наебывали кто ни попадя

Володя упорно работал
В мороз, в зной
Не жалея мозолей
Сосудов, аорты

Вставал спозаранку
Крутил, как банку
Осенью женка
Камазовскую баранку

В обед пятьдесят
На ужин сто пятьдесят
Хлопнет, закусит
На дорожку присядет

Так возил лес
Сорок лет без праздников и выходных
Однажды — Пых! ¬—
Колесо пробил, слез

Стал менять тяжелый баллон
Надорвал, застудил
Пучок жил
Получил больничный талон

Бредил ночь в мокрой кровати
Поднимал со всей дури
Разбортировал, подкачивал, домкратил
Поменял колесо и умер

И кто-то впервые сказал ему: ляг
Отдохни, окстись
Вов, ты хороший камазист
Перевез весь кругляк

 

 

***

……………………………………….. Тебе.

Слушай, пойдем гулять по трамвайным рельсам
Нет, давай у нас не будет секса
Это все портит. Давай пойдем с тобой лучше лесом
Я спою тебе песню, песню про моих бесов:

Мы пойдем гулять по трамвайным рельсам
Мы так долго не гуляли по трамвайным рельсам
Ничего не ели из тарелки желтой светофора
Теплый ветер нам не дует больше из трубы завода

Потому что время пожирает все, время
Переловит нас по одному, чтобы слопать
С потрохами вместе, вместе с теми
Кто привык нашему горю в ладоши хлопать

Наше время, дорогая, как сытая сука
Как рассрочка, пластик, как вылеченная простуда
Думаю о тебе и кончаю в руку
Это многое упрощает и бережет посуду

Наше время Великое Ебаное Никакое
Умножаю на ноль, снова не отпускает
Думаю, вмазаться героином, как думаешь, стоит?
Вмазаться и обоссаться на метро Тверская

Мне не любится, ты права, мне пишется, но не поется
Даже не посылается, не поверишь, на хуй
Я мечтаю, может, двинуть речь над плахой
Хотя речи двигать я тоже уже заебся

Я мечтаю о тотальной войне, которая уничтожит
Наше прошлое, будущее, все, кроме горящей стали
Чтобы ядерные грибы клубились и раздевали
Раньше осени лес и нас всех от кожи

Утешаюсь только, что не просился гулять на свете
Ну и тем, что смертен, но пью до дна я
Впрочем нет, не одним утешаюсь этим
Не любовью, но тем, что ты мне родная

 

***

слушай, я заготовка, чертова заготовка
вечером, днем, особенно же с утра
над головою небо, передо мною стопка
сегодня я заготовка, заготовка для топора

веришь, нет, я заготовка, просто деталь машины
можно меня молотить, просевать, ткать
глаз, как у паука, рук, как у шивы
я заготовка, я заготовка для молотка

видишь, ты посмотри, я в комплекте гаек
там же болты, ключи, чтобы собрать, свить
гнездо домашнего очага для нашей стаи
потерянная деталь пропащей твоей любви

ты посмотри чертеж, спереди вид и сбоку
посмотри инструкцию и запасную часть
я потерянная деталь от человека, а значит смог бы
образом и подобием смог бы стать

так меня и запомни, я заготовка, древко
знамени сгинувшего в таежных лесах полка
я заготовка, видишь, тянется к солнцу ветка
тянется изо всех сил рука

 

 

***

великан заглядывает в крошечное окно
с грохотом распахивает слипшуюся раму
светит ярким светом
громко орет
зовет гулять

и тогда я продираю глаза и окей, начинаю жить
буйный великан не отстанет
еще один день нужно донести до ночи
положить на краешек мира
откуда он свалится в пропасть

несколько десятков лет инерция
катит стальной шар моего личного бытия
трескаюсь головой о телефонную будку
я — биллиардный шар зеленых газонов

каждую ночь ложусь немного другой
чуть сильнее отшлифованный
с новыми потертостями
и надрывами
и торчащими нитками
как дорожный чемодан
с новыми наклейками

с новым опытом
как мне во всяком случае кажется

пока однажды не просыпаюсь одуванчиком
с белой легкой шевелюрой
мотоциклетного одуванчикового шлема
дует ветер
и моя голова разлетается на тысячу парашютиков

 

***

Вспомнил удивительно вкусные щи
Которые ты готовила
Мы ели их ночью
А я говорил, что есть только небо над головой
И вкусные щи внутри меня

Слушай, мы были чертовски счастливы!
– Еще хлебца, да
Мы правда были так счастливы!
– Соли дай, плиз
Нам было так хорошо!
– Наваристый оч

И нас мчали ввысь летающие тарелки супа!
Мимо кружочка луны морковки!
Сизых планет вареной свеклы!
Падающих звезд опилок тертой морковки!
Хвостов комет вываренной капусты!

И я размешивал в этой Вселенной туманность сметанки…

Мы ели их ночью
В тишине уснувших улиц нашего счастья
Я уплетал вторую тарелку
А ты смотрела на меня смешливо и по-доброму
Как Мадонна
На своего крошечного оболтуса

 

 

***

С одной стороны, чувак
Признать, что лучшие двадцать лет жизни бездарно проебаны — надо, чувак
Это будет честно
Однажды надо
Надо признать
И проебываются всегда только лучшие годы
Как становятся блядьми
Только самые красивые девушки

Сплошные игровые автоматы

С другой стороны, как только произносишь это вслух
Особенно про игровые автоматы
То звучит это чрезвычайно пошло
Фальшиво
Театрально
Как кокетство
Старой кокетки
Старой жирной кокетки с торчащими из пупка волосами
Как самоуничижение
Вперемешку с самолюбованием

Я не знаю ничего отвратительнее
Игровые автоматы и те честнее

С другой стороны
Точно ли это?
Правда ли это?
Действительно ли это?
Что жизнь прошла
А ты только посмотрел билет
А он да, на тот, да, на тот самый поезд
Ы?

Но здесь все зависит, брат
От твоей оценки, только от твоей
Мир существует пока на него смотришь
Если ты так думаешь
Ну жаль, чувак

В игровые автоматы выигрывает один из сотни
Но все вместе проигрывают
Все, кто сегодня проходил мимо

Все, кто писал стихи прямо в окошко Фейсбука
Я не знаю ничего отвратительнее

Но нет, сегодня не будет выводов
Будет вот столбик нагроможденных букв
Как стопка посуды
На моей крохотной кухне

Дунь и погаси

 

 

***

Подло, подло в голове посчиталось:
Три года с тех пор, как мы впервые увидели друг друга
Да года, как начали жить вместе
Год, как расстались
Лето, проклятое лето, жаркое, теплое, мерзкое, как спирт
Ничего не хочется вернуть

Разжимаю ладонь и веревка падает на зеленую траву
На прибрежную сочную траву
Веревка падает и скользит в воду, как змея
И плывет по воде туда, на глубину
Лодка уплывает
На середину реки и дальше

Я уплываю на лодке от тебя
Потому что женщина всегда материк
А мужчины маленькие, большие и маленькие, лодочки
Которые тычутся в берега
Швартуясь
Вставая на вечный прикол
Разрушаясь
Или в ураган их уносит снова в открытое море

Вмерзнуть бы намертво в реку
На пьедестале лодки
Встать мачтой и уткнуться в небо
Но теплый спирт лета, удушливое сало лета
И ничего не хочется вернуть

В любом случае передаю тебе привет
С душистой реки
Которая, как только смеркается
Как писал Бунин
Начинает пахнуть сырым погребом
Из него
Передаю тебе привет

Тебе, материк, тебе, земля, тебе, женщина
Одна вечно и нестерпимо, и настойчиво, и болезненно любимая женщина
Я катаюсь на лодке без весел
Целый день, целый день и год напролет
Я не хочу на берег

 

***

Давай закажем шампанское
Давай закажем пиво
Давай закажем мясо
Давай отмотаем двадцать лет назад
Давай встретимся тогда
Давай не здесь
Давай ты не будешь замужем
Давай я не буду женат
Дважды трижды
Давай отменим детей
Давай не будем любить
Давай не будем писать
Давай дружить
Давай не будем
Слушай
Ну давай
Ну нет
Ну хватит
Ты загоняешься
Так нельзя
Я же не мог/не могла никого не любить
Сорян
Давай тогда не будем вспоминать
Не будем помнить
Не будем писать про это
Давай закажем шампанское

 

 

***

зато я сделал чудесное открытие
оно заключается в том, что
многое с годами становится лучше, проще, понятнее, а вот — страхи — становятся только глубже и хуже. они размножаются
а ты становишься слабее
и еще одно открытие
если не принимать себя таким, какой ты есть, постоянно протестовать, постоянно недовольничать, не принимать и быть в этом упорным и категоричным —
то это прекрасный источник ДЛЯ ВЕЧНОЙ И БОЛЕЗНЕННОЙ МУКИ ))) ахах забавное слово
в общем, это правда рецепт, как сильно мучиться, вот прямо каждый день
Я ОТКРЫЛ НЕИССЯКАЕМЫЙ ИСТОЧНИК БОЛИ )))
КРУГОСВЕТНЫЙ АДОК
вот такой я первооткрыватель
да

 

 

***

После утренней встречи с гадюкой
А встреча с гадюкой стала ну просто событием дня
Друзья спрашивают
Ну как там разрешилась ситуация?
Как будто здесь может быть какая-то ситуация
Бог создал Гончукова
Бог создал гадюку
Которая, черная и толстая, изящная и шипящая
Гораздо красивее, чем человек ее называет
Уверенная в себе, бесстрашная, сильная
Ситуация никак не разрешилась
Теперь она живет под моим домом
Вот так
Разрешилось мое одиночество
Оно же должно было как-то разрешиться
Гадюка
И я
Она занесена в Красную книгу
А я нет

 

 

***

Вышел из дома, пошёл в огород
Нарвал там мяты и ещё другой мяты
И ещё третий вид мяты (перечная, кажется)
И лист смородины, и лист малины
И зверобой, и ромашку, и еще какой-то
Оранжевый цветочек
Сунул все в большую чашку
Насыпал песка
Налил кипяток
Размешивать не стал
И так вкусно
И запах, как в бане

 

 

***

Я могу написать это разным девушкам
А не только тебе, о которой сейчас думаю
Как хорошо, что ты никогда не узнаешь, что я думаю именно о тебе
Да нет, вру
Я могу написать это двум-трем девушкам
За всю жизнь

Я лежал и слушал тишину и вдруг подумал
Ведь останься ты со мной, останься я с тобой
У нас была бы любовь, семья, дружба
Общие дни, походы в кино, совместный отдых
Постоянные перезвоны, смски, чаты
Диалог, бесконечный диалог
Диалог, который может длиться лет тридцать
До самой смерти
Один большой разговор двух людей
И любовь
И секс
И дружба
И диалог
И общая жизнь
Не твоя, не моя, а наша
Как одна на двоих зубная щетка
Как есть из одной тарелки
Вечный разговор двух близких людей

Послушай
У нас бы точно были дети
Один ребенок точно
Мне бы хотелось
И он бы рос каждый месяц и каждый год
(Мне до сих пор хочется ребенка)
Он бы рос каждый год
Потрясающе, как это потрясающе!
Представь!
Он бы рос каждый месяц, каждый год!
У нас был бы ребенок
Семья
Разговоры
Любимые сериалы и книги
Словечки
События
Общие памятные места, моменты, даты, знаки

СТОП
ХВАТИТ
ЭТОГО НИЧЕГО НЕТ
И НИКОГДА НЕ БУДЕТ
С ТОБОЙ

Хорошо
Не проблема
Так бывает

И вместо пухлого с нежными щечками пупса
С совиными глазками
Растет с каждым годом
Наша разлука
Наше ничто
Растет, становится больше
Как паутина
И созревает
И все незаметнее
И становится тише
И тише

И вот я лежу и слушаю тишину
Ощущаю отсутствие нас
Как растет пустота
Как ширится наша отдельность

Становится вечностью
Настоянной
На пустоте с тишиной

СТОП
ХВАТИТ
ХОРОШ
НУ ВСЕ
ВСЕ
ВСЕ

Даже эти слова я роняю вникуда, никому
В дом без адреса
Туда, где нет дома

Видишь
Пустота повзрослела
Разлука
Стала жестокой
Серьезной
Высокой
Чужой

 

 

***

Хотел написать
«Когда тебе вдруг оказывается сорок лет»
Но не стал так писать
Во-первых, потому что это может быть и 30, и 40, и 50 и т.д.
А во-вторых, потому что как раз и хотел написать
Что это не имеет значения

Пишу:
В какой-то момент возраста ты понимаешь
Что этого тебе уже не достичь
Что этого уже не сделать
Что этим ты уже не стал
И этим не стал и не стать никогда
И что ты вообще не гений
А в каких-то вещах совсем не талантлив
А вот эта мечта никогда не сбудется
Нет, нет, ни фига, даже не надейся

И вообще ты думал, что ты гораздо больше.

Все это ты понимаешь
И вдруг понимаешь
Что несмотря ни на что у тебя остается право
Право надеяться
И право жить
И его не отнимет ничто ничто ничто никто
Даже время
И даже ты

Право бытия.

(Оно есть даже у самых отчаянных подонков
Видишь, нельзя отнять у человека вообще все)

Вот это я хотел написать
А потом посидел-посидел
И вдруг добавил:

И вообще ты думал, что ты гораздо больше.
Но ты никогда не думал, что ты гораздо сильнее.

 

 

***

Увидел на шкафу бидон
Потянулся и достал бидон
Стер с него пыль
И узнал его
Аллюминиевый двухлитровый бидон
Крашеный в темно-оранжевый цвет
Чуть облупившейся краской
С нарисованным черной краской шиповником
Аллюминиевый бидон

Много лет назад мама ходила с ним покупать молоко
Когда молоко разливали на улице из бочки
Привозили молоко из деревень
Из колхозов
И разливали у магазина половником в разную тару
Жителям окресных домов

Когда не было пластика, вообще никакого
А были бидоны
Как этот
С черной пластмассовой ручкой
И никто не знал, что аллюминий это вредно
Жители окресных домов уносили бидоны
Закрытые крышечкой
С парой капель молока на стенке
Потому что когда наливают половником
Пара капель на стенке останется
На запотевшей стенке

И стройная молодая мамочка
Приносила бидон молока
Вот этот бидон
Ныне ненужный и списанный
Бидон в отставке
Отбракованный веком и временем
Красивый аллюминиевый и почти не помятый
Он помнит маму и маленького меня
Бидон из другой эпохи
Бидон из Другой Эпохи

Бидон ¬— какое смешное название, правда?
Би-дон
Би-дон
Гудит
Как колокол
Донннн-би-би-донннн-донн

Тщательно руками вытер его от пыли
Поставил на видное место
Как будто у меня тут музей

Музей
Молодой мамы моей с бидоном
Как будто этой находкой
Заново открытой и обретенной мамой

 

 

***

Тучи, тучи
Как мужчины в серых пальто
Толпятся, торопятся, толкаются
Наверное, к метро

Вернулся в Москву

 

 

***

каждый день пытаюсь заново жить
и вечером понимаю —
не получилось

пишу
а оно стирается

не понимаю
чего-то очень важного
очень нужного
как будто хочу увидеть воздух
чтобы начать дышать

как будто всем смешно
кроме меня

не принимаю себя на веру
не признаю себя как независимое государство
не понимаю, не понимаю
причин катастрофы

кто-нибудь
дай мне сил
понять что-нибудь

вовлеченный в круговорот
в работу
в смену агрегатных состояний
человеческого вещества

я не против
я люблю
каждый день
до слез
но я мучительно
не понимаю

как будто я вижу древнего идола
каменную статую
стою перед ней и смотрю
и не понимаю, как ей молиться
что говорить
как просить
и почему идол мне не помогает

и в отчаяньи отхожу
от высокого зеркала

 

 

***

душа похожа на воздушный шарик
мягкий
но упругий
невесомый
шелестящий
и безобидно-добрый
наивный

душа похожа на лапку котенка
легкая
пушистая
с мягкими подушечками

ласково
и осторожно
будто проверяя
каждый день
касается стенок мира

 

 

***

прочитал в ленте
что поэзия работает с тайной и чудом
что она должна вскрывать смыслы
нет, ничего, конечно, не должна
но поэзия работает с тайным и непонятным
не согласен
все вокруг нас
включая самих нас
настолько страшно, жутко, тайно и
пугающе
непонятно
что лучше я буду говорить прямо
ибо моя попытка понимания ¬—
единственная иллюзия логики
единственный островок иллюзии
что мир имеет логику а люди способны на иллюзии

шел сегодня по улице
а вокруг меня умирали люди
вот один поскользнулся, упал и умер
вот второй поперхнулся картофельной чипсой и умер
вот третий побежал и попал под машину
рядом упала женщина
руки опали листьями резко увядшего растения
умерла от инфаркта
маленький мальчик врезался в стену и расколол кокос черепушки
прямо под ноги с девятого этажа вошел в асфальт, как в масло, старик
и сразу стал сырым
и в два раза меньше
хорошо не зашиб
вокруг все умирали
стремительно умирали
торопливо
как будто это был дождь из людей
а я думал, как хорошо, что мы так быстротечны
так внезапны и мгновенны
ничего не останется
все пройдет
все забудется
все сотрется
исчезнет
ничего не сохранится и в том
есть ирония

но есть и большая свобода

словно маньяк убийца
я ухожу с земли словно убийца
сбегаю с места преступления
зная, что не останется улик
не останется никаких следов
и меня не поймают
за кровожадное дело
леденящее кровь преступление
жуткое злодеяние ¬—

жизнь на земле

я улыбаюсь и исчезаю, пряча улыбку
кривую, как нож
острую, как блеск

 

 

***

но вдруг я вижу девочку
совсем маленькую светловолосую девочку
с дынной головкой
с круглым личиком
и на нем вспорхуло, но еще не взлетело
остановившись
на самом краю
на острие
на подъеме
желание вот прямо сейчас здесь разрыдаться
и вот сейчас сейчас сейчас
внутри девочки рухнет игрушечная неигрушечная дамба
и прорвется и хлынет
и она заплачет
и зарыдает
и голос взмоет
точнее, голосок
но вдруг мама обняла ее за голову и увела
опасливо оглядываясь по сторонам
и через четыре секунды я услышал сдавленные звуки
глухие звуки падающих камней
обрушившейся дамбы
и тонкий голосочек
как будто внутри девочки жила еще одна девочка
крохотная
оперная певица

знаете, я иногда завидую
это болезненное чувство
как острый перец
но не деньгам, телкам, тачкам, квартирам, власти, карьерам, признанию, даже женам, детям, дому
нет
я завидую
великим математикам, юным поэтам, столетним мудрецам, дурным подросткам
да
мне хочется повторить безумие юности
безграничное здоровье
бычью уверенность
бессмертие
и другое бессмертие
мне хочется испытать
как это
почти объять вселенную
как это
думать, как какой-нибудь Перельман, Хокинг, Сэлинджер, Достоевский
первая мысль утром, последняя на ночь
ужасная зависть

но
я не думал, что когда-нибудь меня кольнет зависть
к маленькой девочке
которая еще пока умеет горевать полностью, без остатка
чувствовать цельное сплошное горе
которому ничего не мешает
которое заполняет ее всю
кроме которого нет ничего на свете

и которое
заплакав
она полностью целиком без остатка до капли
сумеет выплакать

 

 

***

поговорил со знакомым психологом
он считает, что женщина — это чистая биология, природа, стихия
именно женщина чувствует
и выбирает мужчину
самого перспективного мужчину
для продолжения рода
странный разговор

но когда на днях девушка позвала меня прогуляться
пойдем Сеня ну чо ты погнали
летняя Москва теплые ночи го тусить
там этот висящий пандус Собянин построил
с него недавно парень прыгнул и разбился
пойдем короче
бродить по столице
гулять и целоваться

но я вдруг подумал и сказал нет, знаешь, не пойду
я считаю, что такие как я
не годятся для будущего
не надо брать мои гены в будущее
не надо потомства
не звони мне больше
хватит и того, что я намучился
а ты хочешь еще и продолжить
мой род
нет нет это ужасно безответственно
с моей стороны

я лучше останусь дома
доживать свой век
доживать свой ген
торчать из окна пеньком
тупиком
эволюции

и вообще может у меня личный протест
а может я еще не решил
ведь так хочется гулять очень хочется с тобой

и тут дождь пошел ну как теперь гулять не лето а какое-то говно

 

 

***

актрисам посв.

пожилая актриса
ну как пожилая, за шестьдесят
приходит домой, поливает цветок, надевает свитер
заваривает чай
смотрит в окно
там заснеженный Питер
галки растрепанные летят

включила бы телевизор
да сдох неделю назад
но к лучшему, нечего отвлекаться, поздно
смотреть туда
пора бы и о душе
пора бы смотреть на звезды
смотри, неудавшаяся звезда

ни ролей, ни кулис
ни кадра, цветка, лишь шорох
уходящей жизни; с каждым днем все более неуместно
молчание телефона
и все ближе, ближе
роль христовой невесты
загорается надпись Скоро

вот тогда и раскроет
чудеса, тайные карты
драгоценные россыпи нераскрытой талантливейшей души
а пока, мам, прикрой
говорит престарелый сын
занавеску, тут тебе не кулисы театра
это Питер, холодно
снег уже порошит

 

 

***

в каждом сказанном слове есть кусочек неправды
в каждой фразе есть повод с ней спорить
моя драгоценная червоточинка
смятый уголочек

всю первую и большую половину жизни тратишь на то
чтобы принять существование других и другого
и простить хотя бы кого-нибудь
(круто ¬— себя)
но все равно ни хрена не получается

приходят новые люди и говорят
что красить губы женщине это ужасно, уродливо, это насилие
потому что это делает женщину женщиной
как бы подчеркивает

ну не знаю
на свете очень много хороших и умных женщин
но я буду всегда любить
те ярко накрашенные красной помадой губы в 2003-м
до самой смерти буду помнить и любить

нет, нет
мое несогласие — свидетельство меня
мое неприятие — границы меня
моя ненависть — это и есть я
и я буду отстаивать это всю вторую половину жизни
и у меня не получится

 

 

***

бухать на районе так сладко
ни горя тебе, ни войны
колбаски, орешки и лапки
в ассортименте пивных

баварское сварено в туле
в самаре чехия есть
а в подмосковье такую
варят, что марок не счесть

вам в тару с собой или в кружку
куда же мне, право, с собой
куда я пойду в эту стужу
за шиворот лейте, где боль

вот мягкая ночь, вот планета
район, огонек, пешеход
вот жизнь, потерялась, как лето
в надежде, что будет восход

конфетки почем? по рублю вот
пойду я, спасибо, рубль вот
я верю, что сердце полюбит
и пьянь по пути не убьет

 

***

иногда я чувствую странное единение
единение со всеми людьми как с братьями
вот со всеми с друзьями недругами и даже
неизвестными со всеми семью миллиардами
и с друзьями которые меня знают
и читают
и с папуасами с островов да без разницы
странный огненный порыв единения
я захлебываюсь обжигет восторгом горло
со всеми людьми живущими со мной на планете

которые совсем скоро не будут жить на планете
как не буду и я
и мы все уйдем стройными рядами
вглубь истории
точнее в бездонность беспамятства
как страницы прочитанной книги
которую некому будет перечитать

и вдруг сердце мое сжимает как сочное яблоко
такая тоска такая печаль такая острая боль
мне становится страшно за нас за всех
за наши смерти наши забвения нашу зряшность
страницы наших рук и ног
глаза безглазой книги
и мне становится резко пронзительно и до слез
никто из нас не может ничего изменить
кроме как биться и жить в панике и бессилии

и тогда я чувствую единение еще сильнее
как будто мы все на войне и вот-вот пойдем в атаку
все вместе сидим в окопах
все семь миллиардов или больше
перед безграничным фронтом наступающей извечной тьмы
армией армадой всесильного неумолимого времени
темного гигантского бесконечного количества минут
тайфуна цунами смерча часов столетий тысяч
и вот-вот мы встанем и как грянем как ухнем
как выскочим как взметнемся
как пойдем на могучие черные танки
как закричим ура за родину за жизнь за бессмертие
как заревем из последних сил и рванем гранаты
и все ляжем ровными рядами
захлебнувшись в атаке
заранее обреченной на свежие могилки
на похоронки, сосновые кресты и слякотную глину

…………………………………

но все равно иногда я чувствую странное единение
вот с тобой и с тобой с ним и вот с вами тоже
с тобой кто это читает хмурясь или ухмыляясь
с тобой кто пролистнул и никогда даже не увидит
никогда не услышит но это совсем не страшно
с тобой и с тобой и с ними и с теми с ними
я чувствую сильнейшее родство всех живущих на свете
скоро мы уйдем вместе в черную даль и пропасть
вспыхнув крошечным огоньком мгновенным всплеском
щепоткой звездного огня
сигареткой в ночи на темном балконе
которая летит рассыпая искры
я знаю что пришел только чтобы почувствовать и тут же потерять это
мимолетное и мгновенное единение вот сейчас с тобою

 

 

***

Мне приснилось, что все-таки есть он
Разговор, который перевернет все
Разговор, который вернет все
Он может быть, великий разговор
Который снова сделает нас мужчиной и женщиной
С одной на двоих настоящей любовью
Приснилась возможность
Такого разговора
Приснилась возможность, как это безумно звучит
Как сон упорно хочет до меня достучаться
Крепка моя оборона

Разговора не состоится
Потому что сколько раз тебе повторять
Здесь не бывает Великих Мужчин и Женщин
Настоящей Любви
Великих Разговоров
Это Все Полная Хуета, Если Честно
Здесь Простой Нормальный Бытовой Мир
Честный и Прямой
Здесь любят, делают детей, умирают, ненавидят
Один ты заладил Придумывать Себе Телок
И Им Поклоняться
Ебаный Ты Мудила
Ну так же нельзя
В конце-то концов

Я знал, что ты это скажешь
Я знал, что я выгляжу некрасиво
Отратительно
Со своей дурацкой мечтой
Тем более в сорок лет
Это похоже на бред дурачка
Старческую эротоманию
Психоз
Параною
Навязчивость
И другие гордые диагнозы
Которые вблизи попросту отвратительны

Но все равно
Я просыпаюсь и считаю, что разговор наш возможен
Разговор, который вернет нам Великих Мужчину и Женщину
И Нашу Настоящую Любовь
А может быть просто
А может быть просто

Я не могу придумать, ради чего мне еще жить

Просыпаюсь, покряхтывая, встаю
И иду жить
Иду жить еще один день
Надевая шапочку из фольги

 

***

АНТРОПОГЕННЫЙ ФАКТОР

I

гусеница

Жирная-жирная огромная гусеница
Вот прямо огромная
Лежала под доской
Старой серой доской
Шевелилась, как отрубленный палец
Как укутанный ребенок
Как пришелец
В скафандре
В черном шлеме
В белом стеганом костюме
Шевелилась в мой адрес
Так, что по спине
Пробежал холодок

Она явно что-то мне говорила
Это были знаки
И тогда я ответил
Я не мог просто стоять и молчать
Когда она так активно шевелилась
И я спросил
Ну че, гусеница?
Че скажешь?
Ну че ты тут лежишь?
Чего тебе надо?
О чем ты думаешь?
Ты чья сама?
В кого ты превратишься по итогу?
В бабочку?
Красивую, наверное
Здоровую
Хотя, честно говоря
Глядя на тебя
Ты скоро превратишься ну не знаю
В кошку
Или в маленькую собачку

Серьезно
Пиздец, какая ты страшная, гусеница
Ух!
Ладно, лежи
Покеда
Не скучай тут

И я аккуратно и с какой-то неловкостью
Будто скрываясь от кого-то
Как-то виновато перед ней
Задвинул ее
Ногой
В траву
И пошел по своим делам
Оглянувшись
Потому что
Мало ли что
Мало ли чего можно ждать от этой природы
Жуткой
Прекрасной
И которая
Вообще-то
Гораздо сильнее меня (а я был один)

Несколько раз потом вспоминал про гусеницу
Черно-белую
Огромную
Страшную
Она извивалась мне
Подавала сигналы

Долго-долго, долго-долго
Я пытался примириться с ее существованием
С существованием этой необычной штуки
Инопланетной
Гусеницы

И наконец, принял ее
Смирился с ней
С этой дичью и жутью
С этой штуковиной

Теперь она даже мне нравилась
Я вспоминал и улыбался
И задумывался
И вспоминал необычную гусеницу

Как будто мы были старые добрые знакомые

 

II

муха

муха
животное под названием муха
уж очень известное, привычное, банальное
никто не любит мух
все к ним как-то неприязненно

а еще они садятся на еду!
а нам так жалко милиграмма еды!!

более того
каждый из нас
может
безнаказанно убить муху
убить
растерзать
и ему ничего за это не будет

хотя мухи удивительные существа
у них есть даже научное название:
“домашняя муха”
то есть она как бы своя, домашняя
домашнее животное муха

а однажды
у меня был такой случай
в январе в лютые крещенские морозы
сжимающие деревья в кулаке до хруста
я растопил в доме печку
жарко-жарко
и в околевшей комнате проснулась муха и начала летать
дерганно
прерывисто
как морзянка
безумно
как будто взвизгивая в полете
врезаясь в окна
и вдруг мне стало ее так жалко
одинокую муху
с одиноким мной
в одиноком заснеженном доме
муха билась в стекло
за которым минус тридцать два
и верная смерть
но она все равно
жаждала свободы
пытаясь вырваться на волю
отчаянно пытаясь вырваться туда
где — мгновенная — смерть

мы были вдвоем в этом доме
и я ее убил
освободив от пустых надежд
и потому что достала орать

а еще
ученые говорят, что мухи плохо различают цвета
и большие предметы видят не очень
и человек для них просто груда чего-то
некая условная масса
человеческого вещества

а еще
мухи хорошо различают свет и тьму
свет и тьму
точнее, во тьме они ничего не видят, совсем
и ночью спят, как мы
а свет различают очень хорошо

я думаю, если бы я различал меньше предметов и цветов
меньше оттенков, силуэтов, нюансов, слов
этого сложного человеческого мира
и гораздо лучше бы различал свет и тьму
то есть лучше бы различал
свет
чтобы к нему лететь
я был бы гораздо счастливее
и моя жизнь была бы
прямой
стремительной
и точной

как полет мухи

 

III

человек

однажды я увидел лису
мелькнул ее хвостик
дважды я видел диких медведей
они скрылись в кустах
дважды видел лося
зайца
слышал волка
змей, ежей, ужей бессчетно
много рыб

и все эти звери, только почуяв меня
убегали
только завидев человека
они стремительно убегали
прятались
в панике и ужасе

и мне становилось стыдно
как будто я не человек
а нелюдь
как будто я изверг

но так и есть
так и есть

надо признаться
кто здесь зверь

потому что
с планеты стремительно исчезают виды
за последние сто лет исчезло столько видов
сколько не исчезло за миллион
а за следующие сто лет исчезнет столько
сколько не исчезало за миллиард
короче
я не помню все эти газетные сравнения
но судя по докладам ученых
там реально какой-то пиздец с природой

например, через сто лет совсем не останется насекомых
ни мошки
ни комарика
ни жучка
ни хера
виды вымирают как будто убегают от нас, серьезно
и прячутся по углам
человек входит на кухню, зажигает свет
но вместо лампочки выспыхивает ядерный гриб
тотальной смерти
и они бегут
бегут
кричат
воют
все эти горбоносые усатики
клювокрылые рогатики
перепончатые водолазики
воздушные ногоротики
круглоголовки однодневные
и многолетние
вся эта трогательная и необычная, уникальная, удивительная, так изобретательно, хитро, трогательно, весело и нежно придуманная природой флора и фауна
будет залита нефтью
калом
мусором
клеем
гноем
полиэтиленом
и СДОХНЕТ НА ХУЙ
все это будет растоптано и СДОХНЕТ НА ХУЙ
и не будет жалости
не будет возврата

как пишут
на своем языке ученые
это —

АНТРОПОГЕННЫЙ ФАКТОР
АНТРОПОГЕННЫЙ ФАКТОР
АНТРОПОГЕННЫЙ ФАКТОР

здесь врубается тяжелый рок и это такой припев
жесткое рубилово дисторшн дед метал хард рок рычат бородатые дядьки
жесткая заруба на двух бочках и валит бас
и все сливается в сплошной шум
ААААААААААААААААААААААААА

АНТРОПОГЕННЫЙ ФАКТОР!!!
АНТРОПОГЕННЫЙ ФАКТОР!!!
АНТРОПОГЕННЫЙ ФАКТОР!!!

но вдруг все стихает
становится тихо
и я понимаю

что антропогенный фактор ¬— это я
я ¬— человек
убийца, антропогенный фактор
для миллионов улиток
живых несмышленых существ
с крошечными глазками на палочках
розовых липких палочках
РАСТЕРЕТЬ
ЗАЛИТЬ НЕФТЬЮ
КАЛОМ
ГНОЕМ
КЛЕЕМ
СЖЕЕЕЕЕЕЕЕЧь!!!!!!!!!!!!!!

антропогенный фактор
к 2050 году на планете вымрет почти 1 миллион видов животных

я в ужасе и в ярости
топчу ногами огромный муравейник
стремительный муравейник
мелькающий, кипящий, ворсистый
и вдруг вижу
что муравейник розовый
розово-кровавый
и хрустит
а вместо муравьев люди, люди, люди, люди, люди

 

***

Резкое ощущение, что пронзительно до слез счастлив
Спросил, почему
Отчего
И подумал, что счастлив не потому, почему нужно
Как с нами, людьми, бля, трудно

 

***

Бостон Динамикс
То что делает Бостон Динамикс очень страшно
Они выпускают ролики
Я сижу и боюсь
Я смотрю ролики
И понимаю _— нам всем кирдык
Кожаным допотопным ублюдкам
Еще вчера мы пользовались тыкали пальцами в калькулятор
А теперь на видео Бостон Динамикс
Показывает нам прыгающего и делаюшего сальто робота
И никто ничего не понимает
Люди смотрят ролики и ничего не понимают
Абсолютно не догоняют что на этих роликах
А на них поворотный момент в судьбе гомо сапиенс
Чуваки в Бостон Динамикс поменяли
Многомиллионную историю вида
Значение того что делает Бостон Динамикс
Могут понять кто хоть немного знает
Как тяжело и почти невозможно сделать нечто похожее на руку
На ногу
На глаз человека
Насколько физически трудно воспроизвести прыжок на месте
Выгиб спины
Бег
Даже падение
Насколько невероятно трудно повторить машине самое простое движение человека
Улыбку девочки
Подмигивание
Расшаркивание
Легкое движение бедер от которого начинает кружиться юбочка
Да даже просто пихнуть плечом друга
И сказать слышь пошли по пиву
И улыбнуться и поржать и немного потолкаться в шутку
А потом обсасывать соленую рыбку
Это вообще высший пилотаж
Мало кто понимает насколько самые простые движения
Самые повседневные привычные человеку вещи
Самые элементарные эмоции
Насколько они
Невозможно невероятно трудны для роботов
Космически трудны
Примерно как нам ходить по воздуху
Или бегать пешком на Луну
Для роботов
Бесконечно выносливых крепких бронебойных неумирающих бесчеловечных роботов
Насколько трудно
Изучить и повторить
Какой-нибудь старомодный
Книксен
Мало кто понимает
Именно поэтому
Когда я увидел свежее видео Бостон Динамикс
Где бессмертные бронебойные равнодушные роботы
Легко и непринужденно прыгают
Бегают
Делают сальто
Как юные балерины
Я понял
Что нам пиздец

 

 

***

Иной раз долгая счастливая жизнь становится настолько невыносимой
Что лежишь ночью
В чужом небоскребе
И чувствуешь, как душа притаилась где-то внизу, в узкой норе, в темноте, не шевелится

А утром раздражение
Что все не так, все не так, все не так
Я вызываю на дуэль
Ошибки прошлого
Звучит?
Как истерика

Выхожу из дома
От себя
Из тебя
От нашей несозревшей нежности
А Собянин
Спиздил машину на спецстоянку

 

 

***

в детстве маленький мальчик Коля ломал игрушки
(буду писать не про себя, а например, про мальчика Колю)
и игрушки с треском ломались
с хрустом, стоном, кряканьем, дрызгом и даже брызгом
хрясь и нету игрушки
херак и нету машинки
бац и нету камазика

дошло до того, что однажды
подаривший новую красную машинку
отец
увидев на следующий день вместо машинки
тонкий красный
блин
отец Коли нарутально заплакал

что за урод у нас растет
что за чудовище и вандал
Альбина (так звали мою мать), ты знаешь, что
ты знаешь, что он расставлял на полу сувенирные машинки
поднимал уж не знаю как гирю
чугунную гирю
ту самую дядя Пашину весом 16 килограммов
и бросал ее на них!
всмятку!!
это сатаненок
дай мне ремень
я буду его убивать

проблема в том, что Коля ломал не только машинки
а отрезал у нового пальто пуговицы
ломал ящики шкафов
сантехнику
обязательно электронику
стулья
бетонные стены
и даже иногда книжки
он был как миксер
готовый размолоть весь мир
в мелкую-мелкую пыль

и конечно же Коля очень хорошо знал
вкус латунной солдатской пряжки
по спине
по жопе
и иногда по затылку

но понятно, это его не останавливало

и понятно, что когда он вырос
он сломал голос
сломал руку
машину в глубине леса
пару любивших его женщин
несколько браков, своих и чужих

и только одну жизнь
он сломал только одну жизнь
понятно, что свою

умирая, Коля
в надежде себя оправдать
подумал о том
что Богу, быть может, не интересны целые люди
которые прожили жизнь
и так и не поняли
что у них внутри

просто неинтересно смотреть на людей
механизмы которых ему не видны
и мальчик Коля последний раз щелкнул секундной стрелкой
клацнул зубами
и отправился в ремонт

P.S.
на самом деле был у меня альтернативный финал
вторая половина поэмы
где мальчик Коля возмужал и стал строить-строить-строить
создавать-создавать-создавать
работать-работать-фигачить
и очень-очень-очень много всего сделал
за свою длинную продуктивную жизнь
и на самом деле так оно и было
с настоящим мальчиком Колей

но мы не будем менять финал со сломанными часами
потому что всю жизнь потом созидая
в душе мальчик Коля
продолжал крушить машинки
каждый раз
замирая
над кучкой искореженных деталек
в тихом восторге
истинного откровения
как это все устроено

 

 

***

Нет, нет, я не могу молчать
Я должен высказаться
Меня переполняет мое мужское сердце
Не самое счастливое
Но еще немного мужественное
Несломленное!
Сегодня в одном научном интернет-сообществе
Вывесили фотографию
Мумии женщины
Умершей в тринадцатом веке
Найденной только сейчас
И повесили в паблике
Фото
Мертвой
На всеобщее обозрение
И что самое странное
Дикое и противоестественное
Даже неловко об этом говорить
Но
Она очень красивая
В тканой бурой накидке
С копной рыжих древних волос
И челка падает на лоб с этаким шармом
Будто она сходила в душ
Расчесалась
Надушилась
Покрутилась у зеркала
И в халатике
Улыбаясь вышла в самую смерть
И вот спустя триллионы лет людей эпох
Она заебашила сэлфи
Заебашила лук
В этом вашем Фэйсбуке
Красивая клевая дерзкая
Ее мумифицированное лицо правда немного съехало
Немного съехало с черепа
Цвета дубленой кожи
Немного на бок
Как будто она стреляет глазками
Как будто заигрывает
Единственное у нее торчит зуб
Одинокий
Немного мимо рта
Но все эти пустяки
Можно не заметить, простить

Вот такая, вот такая потрясающая
Висит у меня в ленте
И я о ней целый день думаю
Ее не портят даже глупые камменты
Беззлобно-туповатые приветствия потомков
«Это я такая с утра сегодня проснулась»
«Современные женщины еще хуже»
И в том же духе
Ее ничто не портит
Как не испортили семь пустяковых веков
Симпатичную рыжую девчонку
В халатике вышедшую из душа

 

 

***

Ну вот я и закрыл дверь
Дверь на балкон
Впервые
И оказался в герметичной московской капсуле
Переехал в эту квартиру весной, поставил кресло на балконе и ждал
И вот повеяло холодом
Настоящим холодом
Планета моя долго уходила от солнца
Я терпел
И вот стало по-настоящему холодно
Закрыл
Включил свет
Теплый комнатный свет
Читаю
И вдруг
В книге автор упомянул песню «Вечно молодой, вечно пьяный»
Любимую песню моей молодости
Которую мы орали пьяные на хуй на бешеной скорости на черной трассе в дождь летели как безумные бухали и орали эту песню так что срывали глотки останавливались посреди тьмы мокрой заснеженной обочины орали бухали из горла и снова орали ссали в черный снег потом садились обратно в тачку орали песню и были вечно молодыми
Вот
И автор в книжке
Сделал педантичную сноску:
«Эта песня была популярной в 2000 году»
Ну пиздец
Приплыли
Лето кончилось
Надо кресло с балкона
Вытащить
Хотя как его вытащишь
Если я собирал его прямо там

 

 

***

пой же, пой! тебя нету прекрасней!
от любви уходи, порошок!
я искал в этой женщине счастья
а нечаянно гибель нашел

Саша, Саша, ты помнишь, на части
разрывало меня нагишом
ты была той женщиной счастья
только я в тебе гибель нашел

ты лежала и смятое платье
разливало расплавленный шелк
на тебе ловил зайчики счастья
но за что ухватить не нашел

на проклятой гитаре запястья
на губе не высох пушок
стынет в женщине бледное счастье
я опять его не нашел

пой, Вселенная! нету прекрасней
нашепчи мне, что все хорошо
не искал я в женщинах счастья
навсегда в них гибель нашел

на качелях буду качаться
я к тебе еще не пришел

 

 

***

я смотрю на твои фото в соцсетях и вижу женщину
красивую счастливую женщину
конечно, немолодую
конечно, молодящуюся
но я вижу счастливую женщину
и думаю о том, что я бы не смог
сделать тебя такой счастливой
как этот чувак на фото

но счастлива ли ты на самом деле?
вот вопрос, который меня беспокоит
за свою мужскую жизнь я привык
что женщина далеко-далеко не всегда счастлива
когда она выглядит счастливой

фотографии врут
социальные сети врут вдвойне

и подчас
чем счастливее выглядит женщина
тем она несчастнее

но давай не будем сегодня об этом
а то это сильно похоже на какую-то полную херню
что бывший мужик сидит в трусах перед монитором
и пускает слюни, ожидая, желая, вожделея
несчастья
своей бывшей женщины
мерзкая херня, не так ли?

даже если ты несчастна
не говоря уже о том, если ты счастлива
знаешь, моя дорогая N.
моя вечно зеленая N.
моя неостановимо счастливая N.
моя непоправимо счастливая N.
знаешь, что

даже если ты несчастна
сейчас несчастна
пока еще несчастна
я вижу героически сильного человека
вижу поразительную силу
отчаянную наглую дерзкую грубую силу
агрессию, свирепость, злобу
которая, мне кажется, готова ударить
камнем
промеж
глаз
из монитора
меня!
ба-бац!

я вижу человека, который освободился
окровавленной изодранной птицей вырвался из клетки
из клетки, из капкана, из удущающего приема
еще бы чуть-чуть и сил бы не хватило
еще бы немного и крыло сломала

я вижу освободившуюся прекрасную птицу
от всей хуйни
наших отношений
которая улетела навсегда теперь навсегда навеки
теперь окончательно

я вижу женщину
чье НЕТ нашей любви
теперь
навсегда
как резкое движение
палача —
сильнее
всей
этой
нашей
бывшей
хуйни
зачеркнуто
любви

я просто завидую тебе, я просто завидую тебе, завидую

 

 

***

вспоминаю, кто у меня из актеров был на роль веселого пацана
а, вот этот
ой а у него морщины на лбу
блин зачем он носит эту морщину на лбу
думаю, кто-то был у меня на роль мальчишки, светлого веселого такого
а, вот он
а у него уже живот
живот!!! ааааа
а девчонка вот эта, свеженькая была такая чистенькая с носиком
смотрю, а она уже тетенька
у нее на фигуру уже прям много всего навешано на фото
а вот была
как первоклашка такая в платьице
где она?
ой, она беременна? вторым?
бля!
вы что все!!!
что вы творите!!!
присылайте мне новые свежие фото!!!
ВСЕ ВОКРУГ СТАРЕЮТ У МЕНЯ РЕАЛЬНО УЖАС
нет, серьезно. пока собираюсь снимать, они стареют. ну что такое
как будто я вечный

 

 

***

Раньше я думал, что люди за сорок
Это какие-то руины, развалины
Как раскрошенные зубы
За которыми плохо следили
Как двор за автосервисом в провинциальном городе
Как моя кухня утром в субботу

Но когда мне самому стало сорок
(«Сорокет», как говорят обычно)
И я начал оглядываться по сторонам
В поисках друзей
Женщин
И того, и другого
Я поразился, насколько круто
Быть человеком за сорок
Несчастным человеком за сорок
Неустроенным
Бессемейным
Бесхозным
Как будто немного потерянным

Люди за сорок они настоящие планеты
Неизвестные поразительные удивительные планеты
Вы когда-нибудь сочиняли фантастические рассказы?
Ну, хотя бы пытались
Придумать что-то такое
Да-да, конечно, пытались
И вы придумывали самые необычные планеты
Самые интригующие и офигенские
Планеты, полностью покрытые водою
Планеты, где живут остатки древних народов
Планеты, по которым ходят гиганты
Планеты, где правят разумные орехи
Или неразумные жуткие монстры
И прочие самые дикие фантазии
Самые невероятные существа
В самых захватывающе нелепых условиях
Это же безумно здорово вот так фантазировать!

После сорока вокруг тебя планеты
Гордые инвалиды собственных жизней
Роскошные старинные и не очень автомобили
Каждый и каждая со своей историей
Как будто ты попал в библиотеку
Где собраны только интересные книги
И каждая страница смотрит на тебя с весельем
Умными глазами
И горячими руками
Берет тебя и прижимает к своей грудной планете
И ты становишься частью ее истории
Как будто тебя обратили в веру
В веру одного человека

И у каждого есть своя пристань
Охапка кораблей, стая теней, россыпь историй
И люди, которые были так часто несчастны
Эти люди знают
По-настоящему знают
Что надо делать, чтобы стать счастливыми
Как надо жить, чтобы стать счастливыми
И постоянно что-то предпринимают
В поисках друзей
Женщин
И того, и другого

 

 

***

дорогая, давай без инстинктов
вот без этих, давай, и без тех
я хочу любить тебя тихо
как студент любит свой политех
дорогая, с миром простимся
и ни я, и ни ты не из тех

дорогая, послушай же осень
эту осень, потом и весну
мы друг друга осенью бросим
окунь цапнет кривую блесну
упаду на асфальт больно носом
и не встану, а тут же усну

и не буду с мамой знакомить
с бывшим мужем знакомить и ты
мы друг друга с ладони покормим
будто наши ладони листы
подождем давай зимнего шторма
полюблю, да полюбишь и ты

прочитай пролистай мое тело
мою жизнь, даже нет, не читай
книжка эта тебя не задела
эту жизнь никто не считал
посмотри, дождь перестал
и повсюду разлитая сталь

море жизни длиннее, ты знаешь
я дарю тебе внутрь билет
на экскурсию и познанье
хотя пишут, познания нет
ты меня сегодня терзаешь
тем сильней, чем тебя рядом нет

 

***

и зачем нам тепло между тобой и мной
если в конце нас будет встречать холод
он посадит нас на ковчег, как Ной
как часовой человечества — с поста не сходит

тысячелетьями. истощаемся только мы
гладкие руки, слезы, ресницы, кадры
и микрофоном покачивает камыш
и папоротник зовет к необъятным кладам

и в итоге ты отдаешься, доверчиво, не тая
сердце бросаешь птицам в осеннем блицкриге
мы остаемся, любимая, нам земля — родня
через костер, пока не растаем, прыгать

 

 

***

С тех пор, как я осознал себя
Недотюленем
Недоцентнером
Большим ракообразным
С блестящими глазками
Стоящим в темноте ванной комнаты у зеркала
С тех пор я осознал себя

Понял, что раньше не понимал
Что правил не существует

Понял, что есть вещи
Которые я уже не исправлю
Моя судьба
Мои плохие привычки

Понял, что я ограничен
Что ничего не имеет значения
Что даже эта грусть по всеобщему умиранию
Всего лишь инстинкт

Понял, что управляю некоей странной машиной
Сидя внутри
Неспособный выбраться
Заживо заваренный в движущемся немецком танке

Ладно
Мне так надоело об этом думать
Подумаю лучше о том, что скоро осень

Осенью хочется покоя, уюта, тепла
Разогретой на плите лжи
Клетчатого пледа
Кофе, быть может

Включите мне голограмму
Как в крутом фантастическом фильме
Голограмму любви, семьи, понимания, ласки, объятий
Электронную голограмму
Всего того, чего у меня никогда не будет

Включите

 

 

***

Чем дальше проходит время
Как будто это человек, идущий по коридору
Чем больше проходит времени
Чем гуще его грива
Чем сильнее радиация времени проникает
Через дома, предметы, тела, вещи
И чем
Больше предметов прошлого
Тонет в наших речках
Твоей и моей
В наших узких змеиных городских порезах

Тем меньше я верю, что мы вообще были

Тем более
Что мы были вместе
Достоверность подрывается, как видеопленка
И невольно задаешься вопросом:
Да неужели
Мы? Вместе? Были? Да ты, блин, путаешь

Мне не жалко нас
(Хотя понятно, что жалко невероятно
До негнущихся слез, до костной ноющей боли
До желания кричать от несправедливости
Жалко настолько
Что я становлюсь безжалостен и зол)
Нет, мне не жалко нас
Пусть мы уходим
Пусть время сталкивает нас вниз
Локти с барной стойки

Меня пугает другое
Чем толще слой времени
Вод, рыб, затонувших кораблей, ила
Чем больше солдат прыгает в воду
Тем меньше становится вероятность
Что мы вообще были

Меня пугает слишком большая схожесть
Этой мысли не с любовью, а с жизнью
Когда нас не будет
Все меньше людей будут помнить нас
Все меньше людей
Будут верить в то, что мы были
Пока, наконец
Наше существование не станет легендой
А потом и забвением
Когда факт нашего существования разрушится
И нагло воцарится новый факт
Факт нашего небытия

Скорее всего, их таких не было
Вероятнее всего, нет, нет, не было таких людей
Кого-кого? Этих?
Нет, не помним, не знаем, не было таких
Были такие? Не знаете?

(А мы сами сможем только промолчать
Сможем только молчать в ответ
В знак согласия
И в знак несогласия
И даже гневно протестуя
Но только молчать)

И кто-то ответит:
Нет, не было, точно не было таких
Но может быть, еще будут

 

 

***

хотел написать стих
про переходный возраст
искал рифму
искал искал
но не нашел ничего
кроме
рифмы
прозак

 

 

***

мастурбация на балконе попытка поймать лето
хотя бы свое раз не было у нас общего
порванные детективы разбросанное цветное лего
наступать на него больно как на стеклянное крошево

засыпая в позе эмбриона он мечтает о девушке
хотя бы во сне полупрозрачным образом
потому что красиво приятно но дешево
любить вот таким вот образом

но вместо того он плачет во сне как полководец и победитель
бывший муж отец сын святой дух палач
потому что наяву никогда не плачет не ждите не ждите
а во сне поплач сенечка арсеничка поплач

он кончил и брызги летят с семнадцатого этажа
он бы с тем же успехом выдрал бы зубы и бросил
ногти суставы жилы глаза кости
если бы знал как выдрать это все без ножа

и только любовь сопро сопро сопро сопротивлялась
бесилась пойманной мышью с открытым ртом
беспричинная невыносимая невыразимая она в нем начиналась
и как будто оставляла его на потом

будто будет возможность любить после после после и после
будто смерть это вроде бросить дворняге палку
будто смерть это прыгнуть на дельтаплане с крутого откоса
и лететь и лететь и кричать и кричать и плакать

 

 

***

В детстве так было
Сидишь сзади на мотике и понимаешь все пиздец сейчас я разобьюсь уже никак не избежать зачем я только сел и поехал все
Мамочка
Заплыл далеко от берега и чувствуешь все сил больше нет вернуться обратно зачем я только полез в воду вернуться невозможно аааа
Мамочка
Или вот сейчас она подломится подо мной уже трещит и все кирдык шея хрясь и я умру господи зачем я только полез
Это было в детстве
Сейчас я думаю так про всю жизнь
Как я попал
И каждый день
Предчувствуя конец
Мамочка

 

 

***

когда я вижу такое лето
когда получается такое холодное лето
со мной всю жизнь автоматически происходит одно и тоже
однажды я выхожу на улицу и говорю
ну вот, холодное лето пятьдесят третьего
и меня захлестывает мороз, мороз по коже
не от холода лета
а от того фильма

и я сразу вспоминаю фильм
язык не повернется назвать этот фильм любимый фильм
или важный фильм
или сильный фильм
просто я думаю, что благодаря таким фильмам
человек понимает, кто он, где он, зачем он
думаю, благодаря этому фильму
я понимаю свою страну
люблю мою страну
и чувствую себя с ней единым целым

я иду в магазин в футболке
мне зябко и холодно
и я думаю про фильм «Холодное лето пятьдесят третьего»
вижу лодки, остров, серые бревенчатые избы
уголовников
орущих баб
глухую бабу
ее вой
а потом Папанова
в стеганой телогрейке
и его винтовку
в его последней роли
великой роли великого артиста великой страны

но дело не в величии
а дело в том, что мне очень холодно
как будто я иду не по улице
а стою на высочайшей громадной недосягаемой ледяной вершине

а еще я вспоминаю
как режиссер этого фильма
однажды пожал мне руку
на кинофестивале
после показа моего первого фильма
это совсем другая история
но это было очень сильное и горячее рукопожатие

 

 

***

написал сыну
береги глаза
береги здоровье
береги

и вдруг меня как током ударило
сшибло
ба-бам по башке!
бетонным столбом

я вспомнил
что в детстве я больше всего на свете ненавидел
ненавидел
боже как я ненавидел
как же я блядь яростно бешено люто ненавидел
АААААААААААААА

вот эту привычку старперов
постоянно напоминать о здоровье
постоянно беречь здоровье
постоянно сука нудеть о здоровье
предупреждать
и суетиться
и форточки
и закрой горлышко
простудишься

ААААААА

господи!
будто в жизни нет ничего важнее
будто это вообще чего-то стоит
в прекрасной удивительной жизни
взрывающейся смыслами
счастьем
кошмарами
бытием
и многим многим многим невыносимым
ярким
отчаянным
безумным
ЧУДОВИЩНО ЧУДЕСНЫМ ЧУДОМ

что никак не вяжется с суетливой мелочностью
и крохоборством
заботы о здоровье

ибо есть любовь, мир, смерть
а здоровье беречь пусть берегут никому ненужные пыльные пенсы
с дрожашими пальцами
потертыми пальтишками
и картами Сбера
что им еще остается

а я полечу на ракете взмою в пламенную высоту единым целым солнечным безумным шаром любви ненависти и огня

…………

и вот я говорю сыну
береги глаза
береги здоровье
как будто в жизни нет ничего важнее

так и есть

жизнь проходит
и все исчезает, пропадает, тратится
и ничего невозможно понять
можно только сберечь здоровье

ну то есть
ничего нельзя удержать
можно только чуть-чуть задержаться

 

 

***

Бывает, что реальность как у Стивена Кинга
Сначала нормальная и обычная
И вдруг загибается уголочек книжки
И оттуда лезут полчища черных гудящих сверкающих наших страхов
В жизни так бывает
Правда, ужасы эти не красочные, а будничные

Например, вчера мы сидели в кафе после работы с парнями
Мой коллега и друг, и еще с ним Павел
Мы только познакомились и он мне очень понравился
Павел молодой начинающий киношник
Павел чувак с горящими глазами
Деловой, боевой, искренний, настоящий
Готовый работать до ночи и до утра, напролет сутки
Влюбленный в свое дело, работающий на будущее
Чудесное будущее, которое у него будет
Я обожаю таких людей больше всего на свете
У которых пламенеют глаза, светится душа, обливается алой кровью сердце
Настоящие бессеребренники жизни

И мы сидим и едим и говорим культурно, и все нормально
Обсуждаем завтрашний день, свою работу
Горячо обсуждаем, а потом заканчиваем
Встаем и уже уходим
Как вдруг Павел говорит моему другу, что же ты не доел бургер
Не очень вкусный, говорит ему друг просто
А я доем тогда, сказал Павел
Взял бургер и просто стал его кусать и глотать
И мы пошли по домам и попрощались
Я еще вначале заметил, что мы с другом себе еду заказали
А Павел ничего не заказал
И вот бургер

Что-то еще хотелось добавить и вернуться к Стивену Кингу
Но этот бургер засел в голове
Не то чтобы это трагическая деталь
А как будто скатерть на мгновение от ветра отогнулась
И я увидел истинный механизм жизни
Черные блестящие шестеренки жизни
В горячем пахучем темного цвета масле

 

 

***

мой член это не я
мои руки это не я
мое тело под душем это не я
мой рот и слова как шелушинки от семечек это не я
мои глаза это не я
мой нос это не я
мои болезни это не я
мое имя мои дети мой город это тем более вообще не я
моя любовь тоже вряд ли
и смерть моя это не я
самое странное
что мои глаза это тоже не я
это просто оптические приборы
приделанные
к чему?
ко мне?
хер вот
мозг это тоже не я
он здесь вот прямо за моим носом лежит
мозг лежит внутри черепа
как мармеладинка
серая и мокрая
ты же не будешь мне говорить
что эта морщинистая склизкая штука
весом в полторашку минералки
это я
ну реально
нет это не я
я это может быть всего лишь пыль пыльца щепотка времени
которая дунул на нее и она исчезла
пытнышко от дыхания
краешек дыма
на кончике ножа
на донышке чайной ложки
на ладони
пух! и улетел
растворился
исчез
дуновение
и нет меня

и тут вдруг над головой раздается жуткий треск грохот звук как будто кто-то отдирает дверку старинного сто лет назад слипшегося холодильника и появляется сверху рожа небритого с седой щетиной Михалыча и он орет мне Сеня блядь ну сколько можно ебаный насос мы заждались слава богу живой давай поднимай свою жопу вылезай пошли пошли все закончено эксперимент прошел норм мы на месте вылезай осторожно вот здесь горячо а хули ты хотел вот так вот дааа

и я вылезаю
оставляя себя лежать
на зеленой траве
посреди огромного поля

 

 

***

С нами этого не происходит
Это происходит с кем-то другим
С другими это всегда происходит
Они падают в самолетах
Заживо горят в клубах
Умирают от СПИДа
Получают ВИЧ положительные анализы
Вдруг приносят домой рак
Или умирают юными
Внезапно от разрыва сердца
Это все происходит не с нами
С другими людьми
И слава богу

Сначала он мне не понравился
Я лежал в палате и вошел мужик
Суетливый худой в трениках с женой с сумками
Она стала прощаться
А он говорит давай я тебя провожу на улицу
Только бы никто не стырил сумки
И бросил взгляд на меня
А я культурный человек я читал Мандельштама и Рильке
И вот так про меня
Мне вот очень нужно пиздить его жалкие шмотки
Садовые треники
Я лежу здесь три дня
И только жду как бы спиздить его треники
Он вышел с женой
Пошел ее провожать
И я понял, что он очень боялся
Остаться в палате
Там была живая жизнь и вот он прощается с женой
И вместо вечернего телека и разговоров
Остается в темной палате
С чужими мужиками
Мне стало жаль его

На следующий день я увидел, что у него выбит глаз
Он рассказал, что выбил его щепкой
Которая отскочила от топора
Когда он рубил ветку
Он третий год рубит ветки в своем саду
Который граничит с лесом
Кругом кустарник
Пожарные могут штрафануть
Третий год все лето и осень он рубит ветки
И вот одна отскочила
И точно точно
Точно точнехонько
Выбила ему глаз
Один случай на тысячу сказал я
Один случай на миллион возразил он
Два года он рубил ветки
И вот он здесь без глаза
Он говорил это громко пискляво и голос его дрожал
Он был один
С чужими мужиками
В огромной холодной палате
И ему было важно почувствовать участие и дружбу
И я поддакивал вздыхал и жалел его как мог
А он жаловался как ребенок
И я отвечал мда мда кошмар ужас ну ничего ничего
Здесь хорошие врачи
А он продолжал говорить нервно выкрикивать
И ходить по палате
А я вздыхал и вздыхал

Первый день он ходил и ужасно стеснялся своего выбитого глаза
Привыкал к своей травме
Как к чему-то постыдному
Был очень вежлив
Смотрел мультики на планшете
Надев половинку очков
Вторую половинку разбила щепка
Мне кажется
Он делал вид что ничего не случилось
Фатально осознавая что теперь на всю жизнь он без глаза
Он другой
И жизнь пошла совсем другая
Иная одноглазая жизнь
А он делал вид что ничего не произошло все по-прежнему
И смотрел мультики и ухмылялся

На следующий день он уже не был так откровенен
Не говорил ни про сад ни про ветку ни про пожарных
Ни про маленькую печурку
В которой сжигал нарубленные ветки
Я выписывался
Он попрощался очень сухо
Не желая мне здоровья и не хворать
Как обычно желают при выписке
Я ушел
Зная что еще несколько дней его будет переполнять злость
Он будет замкнут неразговорчив
Возможно поплачет
В больничном туалете
А потом привыкнет
И его жена привыкнет
И дети привыкнут
И собака привыкнет
И они все вместе поедут в свой сад
Который граничит с лесом

 

 

***

Она меня любит
У нее есть сын, большой, взрослый, веселый
(Мне кажется, я был таким еще совсем недавно)
И она меня любит
Она пишет мне
Я читаю и верю, и знаю
Что эта любовь сильна
Но я замираю, мне странно

(Неправда ли, немного неприятно читать
Когда кто-то пишет, что его кто-то любит
Как-то это не очень
Мне вот тоже неприятно
Когда парень или девушка пишут в интернете
Что их любят
Но я утешаю себя тем, что я
Просто завидую)

Она меня любила
У нее дочка, высокая, подросток
С длинными ногами
С немного застывшими печальными глазами
Характером стойкой девочки
Ее мать меня любит
То есть любила
Безумно, отчаянно, глупо
Даже — ожесточенно
Даже — остервенело
(Но недолго)
И я прятался от этой любви
Буквально бегал, скрывался, закрывал голову руками
Как будто меня били

А однажды
У меня был роман с матерью троих детей
Я не шучу
Она была обычная девчонка, клевая, симпатичная
Такая очень родная сразу, с первой встречи
И я сначала даже не поверил
Но ее муж ушел сразу после рождения двойни
И первое письмо написал ей
Из Австралии (я не шучу, пожалуйста, не смейтесь)
И это тоже была какая-то рваная, отчаянная, диковатая
Московская любовь
Сбитые пальцы
Сбивчивые сообщения
Немые слова
Тысячи раздавленных насекомых букв
О которых потом очень стыдно вспоминать
Мертвые переписки
Висящие годами в забытых чатах
Очень много боли
Очень мало встреч
В столице
Все именно так

Я давно стараюсь избегать таких романов, таких женщин
Такой любви (если это любовь)
Потому что мне неизменно кажется
Что им нужен не я
Что им нужен совсем не я, Арсений
А просто у них растут дети
Каждое утро доказывая, что жизнь проходит
И они хотят
Не меня, нет
Куда мне
(Я всего-лишь квадратный корень
Из которого извлекают)
Они просто смотрят на своих сыновей
Снизу вверх
Вчерашние девчонки
И я понимаю
Им очень страшно
Они просто хотят пожить еще
Хотят любить
Хотят счастья
Которое у них не получилось

Они просто хотят прожить еще одну
Еще одну жизнь

Простите
Если все это звучит ужасно цинично
Но я лишь хотел сказать, что ради такого не жалко
Мне ничего не жалко

 

 

***

Мы сидели в кафе с моей знакомой
Говорили о чем-то интересно-неважном
Ждали когда нам принесут хачапури
Чай с имбирем лаваш хинкали и еще что-то
Что обычно едят в грузинском ресторане
И вдруг я посмотрел в окно веранды
И замер и не могу до сих пор забыть это
Там стояла девушка красивая юная дева
А ее фотографировала подруга но скорее всего фотограф
Девушка была юна и чиста и откровенна
В коротком платье в короткой джинсовой жилетке
С прямыми длинными волосами
Которые развевались на ветру как щупальца
Осьмонога в воде и жадно пожирали душу
У девушки были крупные длинные белые мясистые ноги
Откровенные светящиеся телесным цветом ноги
Выпуклые рельефные бедра сужающиеся кверху
Пружинистые но женственные сильные мягкие бедра
Матовая кожа отливала цветом тела
Она вставала в разные позы для фото
Откидывала волосы поднимала руки
И тогда легкое платьице поднималось
Обнажая ноги еще выше
Те нежные места которые не загорают
Бедра матовые и нежно-молочные телесного цвета
Волосы длинные мягкие как щупальца осьминога
Нежность чувственность воздушность невинность свежесть
Мягкость матовость дрожание нетронутость и незнанье
Того что она красива ну она знает конечно но не настолько
Она дерзко глядела в объектив фотоаппарата
Извиваясь кривляясь корчась отставляя ножку
Заплатив за фотосессию пять тысяч
В этом лофте недешевом московском лофте
Из накопленных денег что дает на неделю мама
С папой из Череповца где заводы и красные трубы
Она надеялась и верила что сделанные фото
Будут клевыми и такими влекущими эротичными фото
И она запостит их в инсту и в Вконтакте (это по секрету)
И получит подписчиков еще человек семнадцать
И комментарии воу воу hot какая красотка и фото членов в личку
Боже ты великолепна детка спишемся давай в директе
И запилит она еще парочку сторис
Чтобы подруги позавидовали конечно
И она не будет знать что не нее глядя
Один скромный режиссер охуел настолько
Что не может спать уже две недели
И пишет про это стихов тонны
И моя знакомая меня о чем-то спросила
Я повернулся и попросил спросить еще раз
И она спросила и я ответил
И я снова повернулся в окно веранды
И вдруг я понял что девушки там нету
Нету там девушки больше нету
И это поразило меня больше чем сама дева
Ее не было она ушла закончила и исчезла
И я смотрел на зеленый куст и на стену
Где только что была дева только что с матовыми ногами
Влекущими нежными мягкими сильными ногами
Кверху еще нежнее незагорелыми ногами
Ее не было не было всего этого нету больше
Больше никого не было на этом месте вовсе
Не было только стена и только зеленый куст на фоне
Не было ее не было ее не было не стало
И я смотрел и не верил глазам как это ее не стало
И я смотрел и не понимал как такое возможно
Нету ее нету совсем нету нету и это ужас
Крушение мира культуры падение древнего Рима
Я за нее готов разрушить сразу четыре Трои
И я смотрю на стену и зеленый куст а ее нету
Короткого легкого платья мягких волос щупалец осьминога
Нету ничего один сплошной затонувший Титаник
Крушение надежд исчезнувший вид белых носорогов
Погибшие звезды раскупленное пиво одинокое лето
Не было ничего ничего не было больше
Не было девушки не было и меня и моей жизни
Все исчезло растворилось только стена и куст кустарник
Не было ничего девушки не было тоже
Поразительно отчаянно небывало дико и страшно
То что не было девушки не было ее даже
И моя знакомая сидящая напротив
Ничего не спрашивала у меня ничего не говорила
Потому что вообще-то пришла в кафе одна одна и сидела
Сидела в телефоне и ждала хачапури по-аджарски
Просто зашла перекусить и одна сидела
И никого не было за столом напротив

 

 

 

Арсений Гончуков © Все права защищены.