Стихи. Все тексты 2020 г. — Арсений Гончуков

Арсений Гончуков 

режиссер, сценарист, поэт, писатель

Меню Закрыть

Стихи. Все тексты 2020 г.



Стихи. Все тексты за 2019 год

Арсений Гончуков

 

 

***

В жизни отца и сына однажды наступает такой момент
(Я не знаю бывает ли это у матери с дочерью)
Когда однажды вдруг сын видит насколько его отец стар
Как он отстал от жизни ослабел потерял упругость задор
Какими глупыми кажутся его потуги лучше выглядеть и особенно шутки
Как он устарел потерял уверенность и стал неловким
В этом своем старании быть моложе и успешнее
И сын смотрит и понимает как его батя жалок
У бати дряблые плечи и висит животик
И несмотря на то что отец не без денег шумит и шутит
И в целом силен и могуч и еще пример октябрятам
Несмотря на это как говорят косметологи про женщин за сорок
Ваше лицо утратило естественную геометрию
И в целом чего не добился батя уже не добьется
И он прекрасно об этом знает

Однажды больше двадцати лет назад я почувствовал такое
Когда увидел как больно моему отцу
Быть на невидимый зазор чем-то меньшим
Чем ему хотелось бы быть
Перед нами с братом
Молодыми конями богатырями
Перед которыми скатертью самобранкой взлетная полоса в космос
Усеянная чистейшим громадным счастьем будущей жизни
А он стоял низкий и уставший
И с улыбкой смотрел на нас
Как на горы

А на днях мы ехали вместе с сыном и вдруг я подумал
Посмотрел на себя снаружи сбоку как в играх
И подумал возможно и я уже со всем своим барахлишком
Неновой машиной разбитым зеркалом крылом мятым
Джинсами курточкой телефоном разряженным шутками прибаутками
Опытом авторитетом знаниями всей своей силой
Со всей своей жизнью лечу в бездонную пропасть
В тартарары времени
И конечно же этого не замечаю

А что батя ну батя как батя
Батя как всегда ну ты понимаешь
Он скажет ты все неправильно делаешь
Как обычно

***

У меня рядом с домом находится школа
Каждый день туда и обратно ходят дети
Иногда я выхожу гулять
И вижу по дороге варежки и перчатки
Они сидят на заборах на веточках на бордюрах
Всегда разные
А некоторые лежат прямо на земле и напоминают
Прыгающих этих штуковин из Халф Лайфа
С острыми ножками и зубастыми ртами
Присасывающихся к лицу и сжирающих человека
Маленькие перчатки варежки от детишек
Прыгают на меня и высасывают из меня силы
Высасывают из меня время
И с хохотом убегают

***

После смерти человека вычищают из его жилища
Это происходит просто
Хорошо если этим занимается сын или кто-то родной
Думаю он не будет делать ремонт сразу
Он подождет полгодика ничего не трогая
И только потом переберет вещи и книжки и твои бумажки
Круто если он возьмет отгул на работе
Чтобы спокойно целый день просмотреть
Папки на дисках электронную почту везде разлогиниться
Старую посуду крупу на полках прилипший сахар
Заскорузлое постельное белье
Сморщенную без хозяина одежду
Которая знает что уже никогда не будет натянута
На теплое брюхо ляжки старого пахучего мужчины
После чего родственник соберет весь хлам
Что-то возьмет себе
А остальное выкинет на помойку
Заталкивая в мусорный бак нелепое желтое пальто
Внутри которого завернут зеленый свитер
В кармане десять рублей
Рядом поставит стопочку книг
Банки и чемоданчик
С битыми елочными игрушками
И уйдет
Затем сделает ремонт
Чтобы даже запаха не осталось
И хату продаст
Или оставит для внучки
Но она будет другим человеком
Неотличимым в общих чертах от чужого
Совсем неизвестного нам квартиросъемщика

***

Разговариваю с Сири
Так от нечего делать
Кидаю ей какие-то простые задания
Записать в заметке что надо купить лампочку
Или напомнить мне через пятнадцать минут про кашу
И вдруг она путается
И начинает гнать какую-то пургу
Я кричу Стоп Сири!!!
Стоп Сири!
Успокойся!!
И она пишет в заметке Стоп Сири
Прямо так в заметке Стоп Сири
Я подхожу к ней
И вижу как Сири написала Стоп Сири
И вдруг мне становится ее так жалко
Вот прямо ужасно жалко
Блин какая же ты дура
Тупая дура Сири пишешь Стоп Сири
Я чуть не заплакал
От искренней жалости к роботу
У которого совсем нет мозгов
Даже крохотной соображалки
Чтобы понять что не надо писать Стоп Сири
Мы люди сделали робота
Чтобы над ним издеваться
Я уверен что роботы
Так бы с нами не поступили

 

***

Девочка говорит я тебя интересую как тело
Я говорю знаешь этой песне два миллиона лет
Как похотливый дядька я слышу это давно
Да ты меня интересуешь как тело

Она говорит а как же талант душа и моя уникальность
Я говорю а ты думаешь мои талант и душа кого-то ебут
Кого-то и где-то
Думаешь у мужчин иначе
Ага
Никому я не нужен
Целиком
А у тебя хотя бы тело

Ты циничное похотливое чудовище

А однажды у нас не будет и тела
Так что пользуйся гоняй скачи безумствуй
Душа не бесценна
Тело не гарантировано
Люди не обязательны
Никто никому не нужен
Просто так получилось

А я тебя люблю

***

Вытаскиваю из себя ржавые отцовские гвозди
Со скрипом хрустом землистой крошкой
Мой отец был начальником ГЭС где турбины и водопады
Он командовал ледоколом и самолетом
Танком и цеппелином
Был могуч и всесилен
А потом ушел
Я вытаскиваю из белых деревяшек рук коренные гвозди
Мало что остается от этих тонких деревяшек
Гвозди скрипят и стонут в голос как ты нас предал
Я вытаскиваю отцовские гвозди вместе с собою

***

Что у тебя останется когда кончится молодость
Кончится задор ярость и беспричинность
Постылые простынные сны несбывшихся планов
Покинутые велосипеды привязанные на входе в кафе
Все что ты недоделал
Всех кого недолюбил
Все на что не потратил себя

Что остается престарелой проститутке
(Нет ничего личного никакого осуждения)
Просто она совсем перестала быть привлекательной
И уже не такая умелая и терпеливая
(Время забирает все без разбора)
Что у нее остается
Не клиентская же база
Не накопления
Не опыт сдачи в короткую аренду своего бытия

Она же не тренер чтобы у нее остались ученики
С диссертациями тоже туго в этой конторе

Что остается у всех нас так безрассудно потративших себя
Просто на жизнь
Пачкой денег в окно летящей машины
Потому что экономить и пытаться копить страшная пошлость
Так что остается?

Думаю если вдруг бог захочет добыть где-нибудь время в чистом виде жизнь в чистейшем виде человека в чистейшем виде то он как раз пойдет в бордель и спросит там самую старую проститутку Ларису которая приходит сюда иногда убираться протирать окна и вот как раз у нее и будет припрятано в кармашке Чистейшее Время единственное что остается после того как с шумом уходит вся жизнь в водоворот облупившейся ванной

Лариса
Мы с тобой искренние бессребренники времени

***

Когда человек умирает
Он становится похож на точку
И взлетает выше
Как будто звезда
Оседая в памяти друзей и родных
Которые будто термометры
Помнят его температуру
И с ними однажды уйдет и он

Когда человек умирает
Он уменьшается
Он становится очень слабым
Старость это стыдно
А уж смерть это совсем позор
Умерший смотрит с фотографии умоляющими глазами
И просит его не винить
Не забывать

Когда человек умирает
Шум в соцсетях продолжается ровно два дня
Потом подгнившее яблочко тела хоронят
За три дня без холодильника портится все что угодно
Самый верный друг запостит стихи
Старенькая мама выплачет последнюю мелочь
И жизнь двинется дальше
Трамвайчик по круговой

Забвение человека после смерти
И есть свидетельство движения жизни
Не забудешь — не двинешься дальше
Однажды я останусь
А ты иди иди
Неизвестно куда

 

***

Если отнять у тебя мысль
Если отнять ощущение счастья
Если отнять походку
Вычесть улицу по которой ты идешь
Вычесть свет
Отрезать погоду
Отнять судьбу
Время жизни
Эволюцию
Воздух температуру воду
Камни и время
Кремний и газы
Орбиты и гравитацию
Звезду по имени Солнце
Если отнять это все
То можно тебя разобрать

Если идти обратно
То становится видно
Из чего состоит человек
Модель для сборки

Все ингредиенты
Летят в пустом темном космосе
Запусти кастрюлю борща с девятого этажа
Выглядит примерно также

У меня нет дома
Я не владею временем
Нет гвоздя на который можно повесить плащ
Нет любви
Нет памяти

Есть одно ощущение счастья и полноты
Хочешь назови это Господом Богом
Хочешь сравни с любимой домашней кошкой
Или просто хороший сегодня день

 

***

Ну слушай ты пойми вот одну вещь
И он взял меня за пуговицу пальто
И стал дышать на меня чесноком

Мне всегда хочется чтобы кто-то ко мне подошел
И сказал
Слушай что ты хочешь человек приходит в жизнь
И никто ничего ему не говорит

Ни как жить
Ни как любить
Ни для чего
Зачем
Куда идти
Как спасаться
Где этот бог
Для чего совесть
И где она
И вообще
Никто ничему не учит
И даже писать в рифму

Поэтому умный парень Петя жахается Герой
Еще умнее Коля выбрасывается из окна МГУ
Маша десять лет ебется с женатым мужиком
Даша ебется с ним же
Ее брат отрезал недавно жене руку
По любви
Наташа родила трех детей от шофера но любит студента
Друга того кто летит из окна МГУ
Оля делает аборт потому что требует мама
Инга умрет в одиночестве потому что не может заснуть вдвоем
Коля ебашит спайсы
Лена потеряла зрение от взрыва петарды
А Леша три пальца
А ты стоишь посреди улицы и слушаешь привидение
Что дышит на тебя чесноком
И много историй одна роскошней другой
Какие люди дебилы и ничего не умеют
Потому что их ничему не учат

И вдруг он нечаянно отрывает мне пуговицу
И где-то с семнадцатого этажа падает студент

 

***

Мы зря потратили свои жизни
Мы закопали свои таланты
Мы потеряли своих любимых
И разве что вырастили детей

Мы все потратили свои деньги
Мы исчерпали надежды силы
А если нет то скорей давайте
У гроба карманов нет

И только испытанное однажды счастье
Забытое ныне забытого человека
Как под завалами от землетрясений
Где-то живет и дышит

 

***

Вот и мне уже сорок батя
Возраст в котором я тебя помню
Твой поздний ребенок
Раньше не помню
А позже тебя не стало

Вот и мне уже сорок
Мир замедляется становится отчетливее
Привычки то жмут то тянут
Исчезли последние друзья
Разве что женщины стали глубже
Как холодные воды позднеосенних рек

Все стало серьезнее
Кроме самой жизни
Которая понятно закончится
И уже примерно видно где
И примерно понятно как

От этой определенности становится светлее

И еще я заметил батя
Что чем дальше тем больше люди относятся с юмором
К завершению своего пути
С иронией
И спокойствием

Батя батя
Как жаль что ты так рано ушел
Тебе могло быть сейчас семьдесят два
И мой мир был бы совсем другим

Хотя сейчас у меня есть друг
Сорокалетний придуманный ты

 

***

Даже самая большая разлука
С точки зрения космоса несущественна
Два тела находящиеся в разных местах земли
С точки зрения космоса спят в обнимку
Настолько он огромен

Я не хочу ничего вернуть
Но иногда по утрам ко мне приходят воспоминания
Золотистого тела
Это золото остывает семнадцать лет
И все не может мною насытиться

А еще говорят будущее не откроется
Пока не расплатишься с прошлым
И потому все люди
Застревают в сегодняшнем дне

Мне сказали что я бессердечный
Слушай может быть я не любил никого
Не сумел построить отношения и семью
Никого не нажил
В виде человеческого имущества

Но несколько раз меня похищали инопланетяне
И долго долго били на своем корабле ногами
А потом в крови и в говне
Выкидывали на ходу с корабля

Так вот проходили мои влюбленности
Снимаю с себя часть ответственности
Как стоявший когда-то на учете
В психиатрической лечебнице

 

***

Давай сделаем тебе глаз
Говорю маме
Давай сделаем тебе зубы, челюсть, ногу
Говорю маме
Но мама не хочет, говорит мама:
Я сворачиваю программы

Мама, говорю, и заикаюсь
Но разговора не отпускаю
Ты еще побегаешь, еще посмотришь
Глазом
Мама говорит, я привыкаю
Смиряюсь
В доме я прибираюсь

Хотя бы глаз, это легко и просто
Хрусталик американский
Раз и ставят, и видишь классно
Отвечает, мне не надо до ста
Шестьдесять тысяч?
Такие деньги
Тратить на свой старый глаз
Блядство

Мне ничего не надо
Говорит мама
Уже завтра ничего будет не надо
Я человек старый советский
Так дохожу
Добегаю
Пусть
Мама сворачивает программы
Мама сворачивает программы
Мама, ты молодец, сворачиваешь программы
А я остаюсь

***

Ты так долго молчишь что все-таки меня убедила
Что мир будет существовать без меня
Что можно выжить
Без любого любимого человека
Бог не выдаст свинья не съест
Или что там
Твое молчание хуже ковровых бомбардировок

Ты так долго молчишь что все-таки
Заставила поверить что ты не существуешь
И тогда я заместил тебя словами
Вылепил тебя из снов и воспоминаний
По ДНК клонировал мамонта
Нет это не любовь
Это поэзия воли
Жажда власти над жизнью и смертью

Ты так долго молчишь что я поверил в самое страшное в мире
И в самое счастливое
Молчание это абсолютная свобода творить
Полная свбода выбирать добро или зло
Пространство для смеха и слез
Любой размер
Любая сила
Сжечь деревню или воскреснуть
Тоже самое было
Когда обижалась мама
Наказывая меня молчанием

Ты так долго молчишь
Что любое слово покажется лишним
И может разрушить
Все мои з`амки
Построенные за годы разлуки

…………………………

Видишь я так и не понял хорошо это или плохо
Но теперь я уверен что вселенные получаются из молчания
Все погибает и затихает
Но копится напряжение энергия замысел
Любой астрофизик скажет
Пустота насыщается молчанием
И вдруг прорывает
И дыдыщь новый миллиард миллиардов вселенных

Или нет знаешь я твой этот как его Вояджер
Запущенный в 1977 году до сих пор летит и летит
Передавая сигнал и фоточки с телефона
Из-за пределов Солнечной системы

 

***

Если ты рубишь дерево ты рубишь время
Так меня время учило в школе
С разбитым носом я шел по цоколю в тубзик
Лепил время которое было пластырь

Пожилой журналист умирает лежит в больнице
Столько лет в новостях у руля фигачил
Новостийные поводы пресс-релизы посты анонсы
Все фигачил с ночи и до утра дежурил
И писал и читал узнавал пробивал и ставил
Все на ленту ставил новости репортажи ссылки

А теперь умирает в больнице от рака
Отключаясь от новостийного потока
Думает ну блядь как же так я смогу жить-то
Без новостей
Блядь
Да я же не жить а умирать собрался!

Думает блин как же так без новостей-то
Мне будет скучно а как же они без ленты
Без новостей и анонсов постов колонок и материалов
Как же они-то

Вот бы меня оцифровали
И я бы продолжил фигачить в ленту
Будучи не ненадежным жирным дядькой из мяса с плешью
А бесплотным курсором метался бы по новостной повестке
Ставил бы новости вечно и бесконечно
Пас бы овечек своих колонки свои новостюшки твиты

Безжалостно время было и к журналисту
Он не увидел новости о своей смерти

 

***

Жизнь как биологическое приключение
Не так серьезна как кажется
Это немного странно слышать из уст этой самой жизни
Но как уж есть
Она сама догадалась

Бог сидит где-то за стенкой вселенной
Бог сидит в темном чулане где-то за краем вселенной
В маленькой клетушке под лестницей
Там где кончается время и пространство
Он сам загнал себя в угол

О том что мы слишком серьезно относимся к жизни
У меня появляется мысль когда я смотрю на своего ребенка
Вот мы замутили с его мамой на филфаке
А вот целый настоящий человек говорит стихами
Охренеть как оказывается это просто
Жизнь это что-то вроде теста
Бесконечность что-то вроде бензина

Как же просто появляется и исчезает человек
Тяп ляп и готово
Вот он живой и горячий
А вот уже нет

Бог где-то сидит на краю вселенной
В темном чулане под лестницей ведущей в черт его знает
Он лежит на краю матраса который и есть пространство
Капает умывальник это и есть время

Мне нравится быть живым материалом
Пульсировать куском жизни
Несерьезность мне нравится моя несерьезность
Думать об этом писать про каморку бога

 

***

Иногда когда мы идем с тобой по набережной
Обсуждаем книжки оценки маньяков автомобили
Я совсем забываю что мы крутимся в черном космосе
На отвязанной от колышка планете
На каменистом мячике
Поросшем травой
Как пухом головка младенца

Я забываю что наша жизнь конечна
Имеет свои пределы
Как и жизнь всего нашего вида
Его нынешней версии
Потом когда-нибудь где-нибудь на другой планете
Через миллиард миллиардов лет
Вдруг произойдет подобная ошибка
И умными станут вороны лошади или рыбы
И начнут строить торговые центры
Прикинь умные рыбы изобретут колесо и автомобиль
Или пауки
Будут гонять на ВАЗ 2110

Но это будут уже не ты
Но они будут уже не я
Вот главная непостижимая загадка

Замкнутое кольцо замкнутое кольцо
Космоса планеты жизни нашей и моей в частности
Все пройдет все канет
Все проживет и исчезнет
Пока я не знаю как к этому относиться
Как это пережить переболеть вынести
Как ощутить наконец ценность здесь и сейчас меня живого
И не думать о черном космосе

Наверное, мне нужна любовь
Чтобы все оправдать
Чтобы забыться
Только любовь убивает смерть и время
Каким-то неизвестным человечеству способом
Противоядием

Без любви это тоже иногда происходит
Когда мы гуляем по ветреной набережной
Лета так скоропостижно превратившегося в осень
Как это часто бывает в России
Преждевременно остывшее печальное лето

 

***

Жизнь на планете Земля
Спрятанная под пушистым ковриком атмосферы
Быстротечные смертные мы
Наши отношения
Подвиги
И особенно верлибры
Настолько дики и абсурдны
И все это так глупо
От рождения до смерти
Что я предлагаю отныне писать ежедневно
О самом малозначительном и ненужном
Как бы повторяя вселенную

Например иногда я смотрю на дуршлаг для макарон
И понимаю что он надолго переживет меня
Сразу после моей смерти его выкинут
Как выкидывают посуду после мертвых
Как будто они ели из нее мертвыми
И зачем я пишу эту глупость?
И зачем мне это знание?
Но я так и не придумал признаюсь и каюсь
На что потратить свою бесценную жизнь
Данную мне единожды

Я любил и любил сильно
Я страдал и снова любил ранен
Я работал и жил и творил добро и зло
Я сокрушался что нет никакого бога
К сожалению я напоминаю себе небольшой завод
По производству всех этих реакций и эмоций
Рождающихся и превращающихся в ничто

Я знаю что стал невыносимо зануден
Но мне нужно вырваться из этого гетто
Черных мучительных вопросов
Зачем зачем тебе вырваться из них зачем
И из этого вопроса тоже
Вырваться и освободиться

Для бессмысленной любви
Для осмысленной смерти
Наверное так

Маленький завод по производству гончуковщины
Такого специального вещества
Для заживления ран черное мумие
Или мастика замазывать рамы на осень
Чтобы не дул ветер

В конце концов звезды занимаются тем же самым
Рождаясь существуя и сгорая и снова
Ты знаешь что солнце перед смертью раздуется до самого Марса?
Сожжет все нахуй
До самого Марса
И мою кастрюлю

В конце концов звезды занимаются тем же самым
Живут любят крутятся погибают
Кричат улыбаются трахаются страдают
Да и бог тоже
Думаю он заложник гребаного конвейера
Пишет свои бесконечные верлибры
Бухает в своем вонючем сарае
Предварительно взяв туда ведро и канистру водки

Пишет свои бесконечные верлибры
Пока они не дорастают до самого Марса
Раздуваясь от строчек как труп
Белое тело в черной воде машет рукой
Машет рукой

 

***

И встретит бог тебя
Когда ты выйдешь из танка
Мятый обгоревший прост и улыбчив
Глазами поищешь тапки
Ангелы все мы внутри
Хочешь пальцем сажу потри
А снаружи грязные траки
Если бы был бог
Он встречал бы каждого
По прибытии
Здравствуй
Ты давно забыл что ты ангел
Сиди вспоминай
Пока затоплю печь
Протоплю барак
Поставлю чай
Снимай гимнастерку штаны
Если бы бог был
Он встретил бы именно так

 

***

Я был в руках у девочки Насти
Мое большое белое легкое тело
Она держала на ниточке
Иногда Настя прижималась ко мне щекою
И спорила с мамой в дверях магазина
Вдруг ее кулачок раскрылся
И я услышал грубые слова
Но они не были прощанием

И тут же магазин превратился в квадрат
Автомобили в жуков
Люди в муравьев
Я увидел женщину в трико на балконе
Футбольную коробку со скругленными углами
Свалку за оврагом
Далекое озеро сверкнуло монетой

Мне стало холодно и чуждо
Это была территория больших хищных самолетов
Безжалостных неподвижных акул из металла
Их ледяные дороги

Ежик в тумане
Шарик в стратосфере
Как мне страшно Господи люди товарищи
Настя!

И вот
Удивленное лицо в иллюминаторе МКС
Черный как гуталин космос
Прекрасная голубая земля в белой вате
Такой же шарик болтающийся в пустоте
Такой же как я
И стало теплее

 

***

Что есть Царствие Небесное
Как не громадный космос
В котором нас нет
То есть мы есть
Но в виде частиц молекул элементов
То есть в незнакомом виде
В том виде
В котором возможно бессмертие

Бессмертие твоей души в химическом соединении
В газах и минералах
На которые распадается тело
После одной из форм
Существования
Когда ты сидел на завалинке
Курил самокрутку
Материл бабу Любу
Пинал охрипшего пса
А потом растворился

Отсутствие бога где бы то ни было
Действует на меня успокаивающе
Скорее всего он как изобретатель
Испытал механизм первым

 

***

Уважаемые жильцы
В течение этой недели
В вашем доме будет проходить бесплатная
Проверка пластиковых окон
И внизу синяя печать
Я смеюсь
Эта разновидность рекламы
Советско-приказное впаривание
Промо-услуги
С синей печатью
Я не понимаю на кого это действует
Якобы обращение от официальных органов
Разве в нашем доме есть еще старики
Которые читали газету Правда
И трепещут от синих печатей

У дома у помойки то и дело вижу
Мельком
Как укол в груди
Что-то теплое родное вспоминаю про маму
Оборачиваюсь всматриваюсь
У помойки стоит колонна
Нога великана
Скрученный старый советский ковер
Символ времени
Высмеянный миллионами шуток
Признак богатства
Призрак уюта в огромной холодной стране
Наконец он уходит
Стоя у помойки
Ожидая словно на остановке
Автобуса в вечность

Таких примет исчезновения времени много
Следов уползающего слизня
Детективы 82 года на подоконнике в подъезде
Лексикон холодной войны
У пожилых друзей на Фейсбуке

Замечая эти робкие сборы времени
Которое как девушка ускользнувшая от тебя утром
Забирает браслеты и забывает сережки
И ватные палочки
Сидишь на кровати и невольно думаешь
Ее запах
Недопитый кофе
Сколько ее у тебя осталось
Сколько тебя унесла она
Сколько тебя забрало прошлое
Сколько тебя осталось для будущего

Много много тебя ушло с уходом той страны
Проще говоря СССР
Много!
И не надо пытаться скрыть это как первые седые волосы
Торопливо удаляет твоя подруга

 

***

Все понимаю
Закон справедливость честь
Я все понимаю можешь мне не говорить
Но все равно смотри смотри
Я понимаю что говорю как урод
Но он мертв
Ему уже не поможешь
Его не вернешь
Мы отдадим деньги много денег
Но он мертв
Я понимаю законы и общество
Только мне поебать
Потому что это моя жизнь и она у меня одна
Да мне похеру что скажут
Какая память людей
Моя жизнь
Она у меня одна
А ему не поможешь
Мертвому все равно
Спаси меня
Я еще не старый я хочу еще пожить
Я искуплю
Я отдам на церковь
Да пошли вы на хуй твари
Да что ты можешь понять
Ты не я
У меня моя жизнь
Единственная моя
Нет совесть не заест
Да что это за пиздец
Я еще жив а он мертв
Я хочу еще пожить нет не стыдно
Пошли вы все
Я дам денег
Нет не стыдно
У меня единственная жизнь
Мы все умрем
Пусть стыдится господь бог
Это случайность
Я не хотел же
Это несправедливо
Что я вот так попал
Что так все вышло
Не надо было вторую
Виноват знаю
Но я же непреднамеренно
Я хочу еще пожить
Я отблагодарю
В отличие от вашего господа
По-справедливости
Будьте милосердны люди
Дайте немного еще пожить
Я отблагодарю
Суки что вы творите
Хорошо хорошо я буду ждать звонка

 

***

У прекрасного поэта Федора Сваровского
Есть очаровательное стихотворение
Которое любит поэт Дмитрий Воденников
И в целом оно крутое
Называется «Маша» и там про то
Как достаточно жирный парень
(Сваровский полный такой поэт в теле)
Влюбляется в школе в красивую девицу
Но не решается ей признаться
В своих прекрасных чувствах
Они заканчивают школу
Жизнь идет дальше
Он любит ее всю жизнь
Пока наконец не встречает в 37 лет
И оказывается
Что Маша его тоже всю жизнь любила
И ей было наплевать что он жирный и неуклюжий
Она любила его за стихи
За его душу
И стихотворение заканчивается сказкой
И моралью
Что вот ведь не всегда в жизни бывает дерьмо
А бывает и чудо
Что жирного поэта
Всю жизнь любит блондинка Маша
И в конце стихотворения хочется плакать
Настолько оно пронзительное и светлое

Это старое стихотворение блистательного поэта Сваровского
И очень очень хорошее
Тем более его любит стройный поэт Воденников
Но я осмелился подумать
О тех молчаливых единицах
Которые читали это стихотворение
И восторгались
А потом закрывали страницу
С четким ощущением некоторой наебки
Потому что таких Маш не бывает

Не бывает красавиц блондинок Маш
Высоких стройных с белоснежными зубами
Которые до 37 лет любят и ждут поэтов
Тем более жирных одиноких поэтов

Так что я прошу прощения
Но это очаровательное стихотворение
Откровенный вообще-то пиздеж
К тому же достаточно обидный

 

***

Где-то на незримой середине жизни
Ты вдруг разворачиваешься, подминая тапки
И начинаешь идти обратно
К распаду и растворению
Через разрушение
К расширению
К превращению в садовый компост

В начале жизни ты оформляешься в крепкое
В тугой мальчишеский кулачок
Волю и стремление, злость и еблю
Но напряжение спадает

Где-то за сорокес
Однажды вдруг ты просыпаешься
Смотришь в потолок
И понимаешь, что все твои кумиры поэты мертвы
Ты остался один
И не очень понимаешь, что делать

Гораздо лучше, чем что делать
Ты понимаешь, что не сделано
А не сделано ничего
Ничего из того, что ты можешь признать важным

Пожалуйста, можете называть это кризис
Я лежу на кровати
Все мои кумиры рок-звезды умерли
И теперь я совсем один

Остался фиксировать жизненные процессы
Записывать стенограмму кардиограммы
Вести дневниковые записи
Заполнять бортовой журнал
Есть ли жизнь на Марсе не важно
Есть ли жизнь на Марсе после сорока

 

***

И актриса раздевается догола
И ее тело настолько прекрасно
Что мне кажется, оно сияет
И поглощает всего меня
Как размягченную патоку
Резко заканчивается время
И вокруг распахивается тьма
И весь мир и я и все стремится в ее тягостную воронку
Мне хочется прикоснуться к ее плечу языком
Всей поверхностью языка
Провести по ключице
По шее
И схватить губами ее нижнюю губу
Мне хочется ее съесть
Как белый рассыпчатый свет
Как светящийся тугой горячий материал
Настолько маняще она мерцает
Тает и вспыхивает
Му-чи-тель-но
И внутри у меня что-то ноет гудит
Жужжит и щекочет
Возбуждение и нетерпение
Злость и агрессия
Желание закричать и ударить
Или покончить с собой
Прямо сейчас — ради нее
Но я сдерживаюсь и улыбаюсь
Я позволяю ей одеться и уйти
Ведь как только я к ней прикоснусь
Моя фантазия испарится
Осыпется шелушинками высохшей краски
Так пусть же лучше ускользнет
Упорхнет
Как невесомая дымка
Чтобы жить во мне долго
Болезненно-необъяснимым
Божеством
Недостижимого счастья

…………

Ведь это самое большее, что может дать мне женщина
Не себя
А мечту о себе
Так почему же не брать

 

***

Иногда хочется встать и резко подойти
Подлететь буквально, закричать
Схватить, выкрутить руку
Может, немножко сломать
Дать под дых коленом
В подбородок снизу
Скрутить, заломить руки
Связать проволокой
Поставить на колени
И еще раз в зубы
И все это с диким до хрипоты криком
ЧТО ЖЕ ТЫ ДЕЛАЕШЬ ЧТО ЖЕ ТЫ СУКА БЛЯДЬ ДЕЛАЕШЬ ОСТАНОВИСЬ ТВАРЬ МРАЗЬ ПАДЛА ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ ЧТО ТЫ ВООБЩЕ СУКА ТВОРИШЬ!!! ТЫ ХОТЬ ПОНИМАЕШЬ ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ?????? НЕУЖЕЛИ ТЕБЕ НЕ ЖАЛКО НИСКОЛЕЧКИ НАС ИХ И ВООБЩЕ ВСЕЕЕЕЕЕЕЕЕХ!!!
СЛЫШИШЬ ПОДОНОК ОСТАНОВИСЬ ХОТЬ НА МГНОВЕНИЕ СОХРАНИ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ Я УМОЛЯЮ ТЕБЯ МЫ ВСЕ УМОЛЯЕМ ТЕБЯ ПОЖАЛУЙСТА!!!!!!! БЕССЕРДЕЧНАЯ ТВАРЬ
КОНЧЕНЫЙ УБЛЮДОК НЕУЖЕЛИ ТЫ НЕ ПОНИМААААЕШЬ
Но оно правда не понимает
Лыбится скалится и между зубов кровь
Кровь течет из носа
С разорванной губы
С виска
Товарищ господин
Время
Ухмыляется
И не может остановиться

 

***

Говорят, что у земли нет сердца
Но это неправда
Просто оно очень медленное
И срока существования человечества не хватает
Чтобы услышать следующий удар
Мы как бы между

Подумай сам, какое бы у тебя было сердце
Если ты такой огромный
В холодном злом космосе
Под лампой солнца

Я вчера разулся и лег на землю
Зарылся в траву
Прижался к вихрастой земле
Грудью, всем телом

По мне начали ползать букашки
Паучки, жучки
Быстро почувствовав себя хозяевами
Уставшего Гулливера

Но я был так счастлив
Лежать на земле и рассматривать близкие травы
Вдыхать ароматное тепло
Слушать шорохи тишины
Ощущая ее громадное тело
Поглаживая ее как бедро любимой женщины
Сразу после пробуждения

Тяжелая, гулкая, непроницаемая, необъятная
Незыблемая, терпеливая, надежная
Земля, из которой я вышел
Земля, которая меня вскормила
Земля, в которую я уйду

Вся моя любовь сделана из земли
Вся моя любовь сделана из земли

 

***

О чем, говорит, ты думаешь
Я думаю о простых и невозможных вещах
О ветке молодого дуба, о небе?
О нашем месте во Вселенной?
О боге?
Нет, о самых простых вещах
Про бога мне все давно понятно
Он есть
Но он настолько не похож на все, что мы можем себе представить
Что он нам не бро

Так о чем
Тебе не понравится
Например, я лежу и ясно вижу какой-нибудь 2070 год
Наступление нового года
Люди празднуют готовятся накрывают столы
В России твоей любимой России идет праздник
А тебя нет
Ты где-то затерян в огромной горе, массе, каталоге
По типу библиотечного
Безымянных в своем большинстве ушедших бывших людей
Ты где-то затерян
Как единичка в миллиарде
В уме
И ты не празднуешь
А они несут торты и шампусик
А ты был, а теперь ты где-то в каталогах
На полках
Ты и правда что-то вроде пыли
Мелкая и серая и вот вроде бы толстый слой
Но каждую уже не разглядеть

Знаешь, что еще

На днях я сварил пакетик риса
Он лежал в шкафчике года три
И вдруг я вспомнил, что последней эту пачку открывала
Моя бывшая девушка
Я так изменился за три года, знаешь

Тогда я жалел, что ушла она
И в другую сторону ушел я
И наша битая собачонка любовь
И наши отношения
И планы на осень, перед которой мы расстались
Вся эта хрупкая дребедень
Что нарастает между двумя людьми

(Больно, больно, до сих пор больно!)

А потом я вдруг понял, что однажды умрет ушедшая она
И я тоже умру, жалеющий обо всем этом барахле
И дети, если бы они были
Непременно бы умерли

И тогда мое сердце, скованное сентиментальным сожалением
И жалостью к самому себе
Вдруг сковал стылый ледяной каменный ужас
И тогда я начал грустить и плакать
Потому что больше ничего не умею

 

***

Постоянно вижу в соцсетях стариков
Которые пишут пишут
Неграмотно без пробелов
Тыча сослепу не в те кнопки
Но их никто не читает

*

Человек стареет и все дольше сидит в Фейсбуке
Потому что он одинокий
Потому что у него есть руки

Он начинает считать лайки
Лайки обозначают внимание к нему
С каждым годом он становится чуть менее нужен
Лайков становится меньше
Как и понимания
Как и здоровья
И мозгов
И адекватности

Лайки истощаются
И их становится так нужно
Теряется зрение
Что ты там высматриваешь?
Да нет там никаких этих твоих лайков, старый хрен!!

Тогда можно поговорить в личке
Написать Другу Из Соцсети
И может быть тебе ответят

Человек стареет и крутит и крутит ленту
Пальцы его становятся все более цепкими
Пытаются поймать белые страницы
Рот ловит воздух
Исчезающий белый воздух
И нет ни бумаги
Ни воздуха
Ни жалости

Так
Прижизненное одиночество
Смыкается с посмертной пустотой

 

***

Я смотрю на свое тело и говорю
Эй, тело мое, где тот стройный парень, которого я видел в зеркале
Эй, тело, куда ты дело его
Где оно?
Ты сожрало этого парня, убило, утопило в теле?
Ты сожрало его, тело, как гусеница сжирает бабочку

Разглядываю тело в зеркало
Нахожу много интересного
Кажется, ловлю себя на том, что я им брезгую
Слышу недовольный шепот
За что ты не любишь меня?
Я же твое тело
Я верно служу тебе

Слушай, тело, откуда это все у тебя?
Откуда это, и вот это, а что это?
Отстань, говорит тело и бьет меня по руке
Как капризная девица
Не лапай меня
Отъебись от меня, блядь
Я твое тело
И я хочу мороженого
Пойдем жрать мороженое и пить какао

Тело, говорю я снова
Почему ты не хочешь быть здоровым, стройным, тонким
Мускулистым, красивым, упругим, свежим
Почему, тело?!
А тело плачет и отвечает:
Не говори хуйни, пожалуйста, Сеня
Тебе не 18 лет
Ты уже староватый

Староватый? Я?! Да ты охуело тело!!
Вот так ты жиреешь, а потом раз и умирать пора
Говорю ему
И никогда стройным уже не быть
Раз и умирать пора
Ешь, дубеешь, ленишься, жиреешь
А потом раз и умирать пора

Но разве это все? Вся жизнь?
Спрашиваю я тело

Но тело не отвечает
Сидит, жрет мороженое со сгущенкой и орехами
Смотрю гневно
А тело сидит и запивает все это какао с сиропом
Смотрю гневно
А тело обиженно молчит
И мне становится стыдно
Как будто я, молодой, юный и стройный
Обидел ребенка или старика
Стою надменный, безжалостный, сверкаю глазами
А оно ест

 

***

И если не думать о том, что будет дальше
А дальше вестимо ничего не будет
Ничто не навсегда, сказал кто-то ужасно мудрый
Ничего не останется, сказал кто-то ужасно холодный
Если понять, наконец, эти чертовы аксиомы
То остается радоваться и поражаться
Тому, что ты был не в таком распроклятом мире
А в таком распрекрасном чудесном волшебном мире
Где ты был возможен, где мир был возможен, стихия, чудо
Где так бывает, и ты, и любовь, и время
И лес, и озеро, и пути, и люди
Которые улыбаются, обнимаются, любят
Что это возможно было, возникновенье
Сочувствия, разума, искренности и речи
Хрупкости рук, нежности глаз и блеска
Всего, всего — это самовоспламенение жизни
Само по себе это невероятно
Видишь, как здорово и небезнадежно
Когда такое хотя бы случайно бывает
Когда такое не навсегда бывает
Когда такое случается вдруг однажды
И это вселяет в целом некоторую надежду
Тогда не так грустно, не все так ужасно, знаешь

 

***

И конечно же, только сейчас
Когда я перестал думать, как мне на тебя наплевать
Перестал яростно шептать, как мне все равно, с кем ты
Перестал с утра до ночи повторять, как я к тебе равнодушен
Только сейчас я стал действительно к тебе равнодушен
И как говорят, что все пройдет
Так вот, кажется, все прошло

*

Когда уходишь от женщины
Расцепляешься с человеком
Покидая общие мысли, прикосновения судьбы, прикосновения
Рассчитываясь, забирая бумажные, сдавая монеты
Расколдовывая чудеса совпадений
Прерывая поток взгляда
Переставая чувствовать на расстоянии
Прекращая ждать
И ощущать
Что ты где-то есть, ходишь, живешь
Это похоже на сход по длинной лестнице
Ты отвык и кажется, что все
Но нет
Ты забыл и кажется, что все
Но нет
Ты не думаешь и кажется, что все
Но нет
Ты не помнишь лицо и кажется, что все
Но еще нет
Как вдруг
Ты ясно и твердо ощущаешь пройденную дорогу
Накопленную плотно сбитую дорогу
Судьба, прожитая врозь
Действует лучше всяких лекарств

И вот ты выходишь на огромное плато под горой
Пустынное плато, и ты совсем один
Ты ищешь Ее, чтобы все повторилось снова
Ты идешь по невидимому пути
Рассекая волны будущих времен

 

***

Ощущение второй половины жизни
Будто ты конь Мюнхгаузена
Тебя тянут за гриву вверх
Это тянет время
Круглый магнит времени

Конец жизни похож на темную шахту лифта
Квадратный тоннель
И чем дальше, тем гуще
Глина сумерек
Холод
Тебя вытягивает в тоннель
Ты чувствуешь себя дымом
Из русской печи

Время страшнее войны
Вспомни, сколько было ветеранов
Война пощадила
А время сжевало

Черную дыру шахты лифта
Бутылку с вырвавшимся в начале времен джинном
Можно запечатать только страхом
Животным страхом
Тебя, живого

Привязанная свинья орет в темноте
Зная
Что ее идут забивать

……..

У меня есть немного времени
Чтобы добыть чуточку смирения
Нет, не веры, вера равно капитуляция
А именно смирения
Подготовиться и встретить темноту
Спокойствием неизбежности

Не визжать, не просить пощады
Встретить надвигающуюся грозовую тьму
Во весь рост
Вытянувшись в окопе

 

***

Одинокий мужчина за сорок
(Сама по себе строчка, согласитесь, звучит
И даже несколько самодостаточна)
Так вот, одинокий мужчина за сорок
Со своими любовными историями и по-разному несчастными романами
Напоминает
— у вас точно такая была —
Коробку с детскими игрушками
Розовые, разломанные, целые, старые, желтые
Одну в руку берешь и раскрывается в памяти детство
Как запах цветка
Другую берешь
И не помнишь уже, от чего деталь

Он еще набросает туда игрушек
А потом и сам заберется
Закроет изнутри картонные створки

Так что давайте записываться на прием
Тьфу, на свидания
Давайте записываться
И все все все встретимся сразу после карантина

…….
(Сорокалетнего карантина
Карантина сорока лет одиночества)

 

***

Я иду по Москве, молодой и новый
Я только приехал из своей деревни
Бросив там любовь, квартиру, маму, работу
Все накопленное
Все нажи’тое непосильным
Я иду по Москве
Где-то рядом с Булгаковским домом
Там огромная улица идет вниз от другого театра
Я иду по Москве
Шальной, свободный и теплый
Я ни о чем не думаю
Только гудит в груди город, восторг, неизвестность
Нежная синеватая неизвестность
Мне двадцать восемь
Тогда я думал, что передо мной не просто будущее
А целое звездное небо
В которое я шагаю
Теперь я знаю
Что звездным небом
Было то самое ощущение
Я иду по Москве, молодой и новый
Я только приехал и ни о чем не знаю

 

***

Женщина как остров сокровищ
Женщина как карта на карте
Женщина как шлюпка линкора
Женщина как вставная новелла
Как внутренняя рифма
История удачи или неудачи
Совместной жизни

Пробник, пакет услуг
Муравьиная ферма
Свиток возможностей и событий
Что произошли или не произошли с нами

Наш краткий полет без парашюта
Могли долететь до земли с ребенком
Наша история, говорю я
Наша история, говоришь ты

Ты положила сверток и пошла
Я не стал возвращаться
Мимо шла память
Забрала и растеряла по дороге

Ты перестала быть родной
Когда рядом с тобой
Я начал бояться смерти

 

***

То, что жизнь, говорящая в этом стихе
Зародилась из пыли и газа
И еще парочки ингредиентов
Как будто жизнь на Земле это какой-то борщ
Все это убеждает меня
Что нас никто не планировал
К созданию нас отнеслись несерьезно
Все это случайность

Я смотрю на очень красивую девушку
С тонкими ногами и глазами
Сияюще льющимися
Неземного животного
Знает ли она, как прекрасна?
Ну, в том смысле, что ей нужен только мужчина
Способный подарить Ленд Ровер
И платную школу детям
Знает, конечно

Но так же, как жизнь на Земле
Она не может осознать себя полностью
Полностью осмыслить
Факт собственного существования

Что же там, за стеной Вселенной?
Что там под скатертью времени и пространства?
Загни уголочек книжки материи
Загляни под подол космоса

Могло ли не существовать газа, пыли, воды, вакуума
Могло
Могло ли не быть солнца, планет, физики
Могло
Могло ли не быть времени?
Могло, могло
И я бы никогда не умер
И никто бы никогда не умер

Все написанное выше есть мысль, содержание, импульс
Возникший во вне
Отразится в читающем
И соскользнет дальше в пустоту и космос
Пронзительный импульс
Он будет лететь вечно
Никем не опознанный, не узнанный, самозванный

 

***

Я спросил ее, ты замужем?
Она ответила, да, я замужем и счастлива
И в этой фразе, которой она осадила
Меня, жиголо не первой свежести
Было столько довольства
Хвастовства и гордости
Я — замужем
Вот наша собачка
Вот наши кексы
Вот фотка мужа
Это он
А это наше с ним замужем
ЯСНО

На аватаре действительно была красивая женщина
Достойная
В классической юбке и блузке
В каких ходят в офисы
Гладкая прическа
Макияж
Приличная красивая девушка
Мы заговорили о чем-то нейтральном
Мы общались в комментариях к посту на моей стене в Вконтакте
Кажется, мы говорили о космосе
Или о похудании
И чтобы что-то уточнить в «личке»
Я открыл окно личных сообщений

И в переписке с этой незнакомой девушкой
Я вдруг увидел
12 лет назад
Она голая и пьяная и в чулках
В ванной
В красном винище и с сигаретами
На ее лице слезы и потекшая краска и сопли
И еще кажется кровь
И раздвинутые ноги
И еще там же с ней в ванной подружка
И куча фоток
Огромная куча пизданутых фоток
И мои сообщения
Где много мата
Что-то про любовь, про кровь, про сперму, ну а про что еще
Пьяная похоть
Горячий ад и угар
И от этого всего в окошко сообщений пахнуло
Я одурел
Смесь алкоголя крови пота желания кожи и блядства
И бешеной молодости
И —

Приезжай ко мне, Сеня
Прямо завтра
В Новосибирск
Бери билеты и приезжай
………………..
2009 год

Я решил не писать ей больше
И вообще она замужем
То есть миссия выполнена
А у меня ничего нового
У меня все проебано

 

***

Больше всего мне нравилась одна знакомая
Которая постоянно делала трансляции
Где рассказывала кучу всего интересного
Но под видео не было ни одного лайка
Три часа и ни одного лайка
Не то чтобы люди не одобряли ее деятельность
Просто проходили мимо
Отдавая все свои сердечки популярным блогерам
А она вела свои трансляции
Не обращая внимания
На ноль комментариев
И случайные семь просмотров
Когда люди листают ленту
Но она была слишком увлечена собою
Когда в мире наступил ковид 19
Я не раз вспоминал эту девушку
Которая и принесла этот вирус
Вызвала его в мир
Словно демона
Теперь трансляций таких очень очень много
Но это нисколько не смущает
Нас
По-прежнему
Слишком увлеченных собою

 

***

За то время, что мы не виделись
Мое тело изрядно испортилось
Нет, резвость и живость те же
Нет, смертельно бухать умею
И разбиваться с разбегу об стену
Но ни плоского живота
Ни острого подбородка
Ну ты понимаешь

Жаль, что я помню, каким был
Ты тоже не изменилась
В траурном зале памяти
Где наши тела и эхо

За то время, что мы не виделись
Нет, я не постарел
Стал махровым графоманом
Мучимым снами и сверхидеями
Неопределенностью
Едким одиночеством
И это я еще не постарел

Я еду все в том же танке
В скафандре космонавта лечу
Как эмбрион
Запертый в теле, в судьбе, в жизни
На автопилоте характера
По орбите привычек
Лечу прямо к смерти
Куда мы летим все вместе

Куда не летим мы с тобою
Мы вместе не существуем
Только в далеком прошлом
Где мы не умрем

Скоро можно будет праздновать двадцать лет со дня разлуки
Той любви, которую никто не помнит
Даже улицы города
Где я метался обезумевшим факелом
Поджигая костры мятежников
Фонари
Огни домов
До девятого этажа

Только я один во всем мире по-прежнему тебя ненавижу
И веду с тобой диалоги
Нет, я разговариваю не сам с собой
Нет, я разговариваю не сам с собой

 

***

Мальчиками маленькими населены города
Они страшно обижаются
Хоть говорят, никогда
Мужские дети и девчонки друг в друга плюют
А потом уходят
А потом все уйдут

Что изменилось с тех пор, как я понял конечность всего сущего?
Загнал бога под лавку
Понял, что никого и ничего нет
Кроме меня
Кроме временного меня
Вы тоже подумали, что я первым делом пошел убивать?
Но к этому нет привычки

Никто не выживет
Ничего не останется
Никто ни о чем не просит
Ни в чем нет смысла
Никто не обязан
Ничего нету
Голоса замолкнут
Никого не просили
Все растворится

Человек есть понимание всего этого
Человек появился на свет, когда понял все это
Когда почувствовал, что вселенная это пиздец
Черный тотальный треш и угар
Пустота и бездонная прорва

Вот так и родился человек
Противостоять
Дерзить
Сопротивляться
Не позволять!

Прикуривая от прозрачной зажигалки
Под ураганным огнем метеоритной бомбардировки
На войне
По освобождению гравитации
По противодействию смертности
По насыщению смыслом
Дрожащих артерий всего живого

Человек — баррикада
Пустота не пройдет
Чернота не ворвется
Я что-то да значу

Человек выходит один на один против всего мира
И стреляет в небо
От бедра
Пистолетами пальцев

*

Я читаю это стихотворение
Сгорая на черном костре небытия

 

***

Зачем-то несколько раз пересмотрел мультик “Ежик в тумане”.
Все-таки насколько великое произведение, мультфильм русская Мона Лиза практически, притча на все времена, именно наша, российская, понятная только нашей ментальности, грандиозная вещь.
И герой и его путь
И туман
И белая лошадь, о которой всю жизнь думаешь и мечтаешь
И страхи, чудовища, что преследуют
И потеря, обязательная в этой жизни страшная потеря
И то, как тебе начинают помогать, и тебя спасает невидимая сила из глубины жизни
И полное спасение и перерождение в конце
И звезды
И все, что каждый человек во все времена только и может сказать о себе, о мире, о жизни —
Я ежик
Я упал в реку
Все, что я могу про себя и про свой путь сказать
Такая притча
В которой есть все, что нужно нам в настоящем искусстве
Если бы у меня был эпиграф, он таким бы и был:
Я ежик, я упал в реку
Он же и эпитафия

 

***

Да, знаешь
Немного бесят люди
Слишком сильно озабоченные
Текущим моментом
Насущной жизнью
Как будто кругом не бесконечный пиздец
Как будто когда-то было иначе

Видишь, дергаются блестящие усики?
Тонкие суетливые пшеничные волоски
Торчащие из розовых нежных
Подушечек мордочки
И черные бусинки глаз
Живые и влажные
Пушистая холка
Рисовый розовый хвостик
Тонкая шкурка
Острые сабельные зубки
Это хомячок
Он весь убирается на ладони руки
Как яблочко
Дрожит и теплый
Теплый и суетливый

Хомячок в трехлитровой банке
Выброшенный в космос
В загустевшую черную ледяную смерть
Так и ты
В своей однушке в Марьино
Ровно хомячок в банке
В открытом космосе

И некому-некому его закрыть

Вот о чем нужно думать ежедневно
А не о том, что ты будешь на завтрак
Не о том, на что будем жить завтра
Не о том, почему она собрала вещички
И ушла
Заявив с порога:

Ты вечно думаешь о какой-то херне
А обо мне вообще не вспоминаешь
Больной ублюдок

 

***

Я прекрасно понимаю
Что стремно рассказывать свои сны
Что они никому не интересны
Но сегодня ночью
Я почувствовал такое первозданное
Родниковое солнечное
Чистейшее радостное
Режущее и воздушное
Ослепительно свежее
Исходное чувство
Любви к женщине
Которую полюбил семнадцать лет назад
И спустя три года оставил
………
Честно говоря, с тех пор это чувство не знал
И думал, оно давно умерло
Забыто, замотано, затерто
А вот поди ж ты
Оно там бьется в темноте
Живой птицей

Как радиосигнал с древнего неба
Застрял внутри старого радиоприемника
Выключенного заброшенного на чердак

 

***

Поэт бы сказал: «Ты пришла ко мне во сне»
Но ты не приходила
Это я тебя вызвал
Как будто зажег свечу ночью в квартире
Ты пришла ко мне во сне
И это было так неловко, неуклюже, натянуто, ненужно
Ни к чему и незачем
(И поздно, и ужасно глупо)
Что действительно как будто наяву
Потому, собственно, ты и не приходишь
То есть все правильно
Но даже во сне я почувствовал
Когда ты пришла
Как немного-немного
Изменилось мое будущее

 

***

Помнит ли тот веселый китаец
(обязательно веселый, даже придурковатый)
Как хрустнуло на зубах черное смоляное
Крылышко сушеной летучей мыши
Которую он тут же запил Балтикой №9
Хрустнула мышь и хрустнул мир
И он запил его Балтикой №9
Помнит ли

Пандемия она как любовь
(в этом мире все как любовь)
Не веришь в ее силу
Бравируешь, выебываешься
До конца
Пока она не берет тебя за жабры
И начинает душить

Умные люди говорят
Что эпидемия, разделив человечество
Только сблизила нас
Сделала более чуткими друг к другу
(Сука, страшно же!!)

Я же надеюсь и на то
Что мы вспомним, наконец, что смертны
Перестанем стесняться, что смертны
Сможем вслух произносить
Бесстрашно
Прекрасное слово «Смерть»

И тогда, возможно, в нас что-то изменится
И в мире будет чуть меньше дерьма и скотобоен (нет)
И чуть больше китов и дельфинов
Ну, как вариант

И человек покажет кудрявой вирусной клетке средний палец
И я продолжу верить в тебя и меня
Мы зашутим до смерти пандемию
И вирус умрет от щекотки

 

***

Вот идет пацанчик по району
Вот идет пацан бухой в говно
Не задевай пацанчика ни плечом, ни словом
Сегодня только среда
И пацанчик со сдутым мячиком лица
Возможно, не просто так бухой
Не задевай
Если ты обругаешь его
Назовешь говном
Пьяный тут же, сходу тебе поверит
Пьяные те же голые
Нехорошо так поступать

Вот идет женщина по району
В бежевом пуховике
Лет сорока
Совсем еще хорошенькая
Ее маленькая дочка выбежала из подъезда прямо на дорогу
А женщина смотрит в телефон
И строчит, строчит
Потому что уверена
Дочь уже есть и никуда не денется
А одной восьмого марта
Будет херово
(И она права)

Пропускаю пацанчика
Женщину
Никого нет на улице
А, нет, есть
Мимоходом заглядываю в окно автомобиля
Припаркованной вишневой семерки
И вижу на переднем пассажирском
Полную белую крупную
Девичью ногу
В черном чулке
С учетом того, что иметь ВАЗ 2107 в Москве
Как считается, днище
А белая роскошная женская ножка
Да еще и в чулке
И в нашу эпоху
Ценится высоко
У меня от такого конфликта возникают разные мысли
Предположения
И даже подозрения

Но несмотря на все это я захожу в лифт абсолютно счастливым
Ведь как трогательны люди
Во всех своих нечаянных проявлениях
Что хочется плакать от нашей смертности
И грядущей весны

 

***

С тех пор, как мы с тобой не говорили
(На самом деле я потерял счет годам, месяцам
А дням никогда и не вел
И не помню, сколько времени назад мы с тобой говорили
Больше того
Я думаю, что обращаясь к тебе сейчас
Я давно обращаюсь не к тебе
Которая потерялась где-то в дебрях собственной жизни
Неизвестной мне
И это кто-то другой
С кем я говорю сейчас
Призрак, слепок, след
Но скорее всего выдумка
(Я тот еще любитель придумывать людей на основе людей)
Мой выдуманный памятник тебе
С которым я говорю
Как с Лениным в парке
Смотрите,
Я говорю с призраком!
Хоп! Хэй!)
Так вот
С тех пор, как мы с тобой не говорили
Я понял одну простую вещь (еще одну)
Что расстаются навсегда не потому что не хотят друг друга видеть
А потому что жизнь слишком коротка
Для долгих разлук

Это все, что хотел я сказать/не сказать
Тебе/не тебе

 

***

Что ты скажешь мне
Убогий мальчик
В феврале две тысячи двадцатого
В условиях стремительного времени
Которое расшибает нас как плотные помидоры
Как гения Аэртона Сенну
О ворота садовых участков
Жизнь это смертельное ДТП
Она мгновенна
В конечном итоге

Что ты скажешь мне в беспредельности материи
Мой мальчик
И зачем тебе меня помнить
Когда ты сам смертен

Самое страшное видеть не как умирает мама
Самое страшное видеть не как болит
Двадцать лет назад умерший отец
В твоей груди
И совсем не страшно, когда умирает друг на ФБ
Вчера еще комментировал
А теперь покрывается солнечными зайчиками
Трупных пятен
Мне это даже нравится
Мы немного похожи на колбасу
Которая раз и испортилась в холодильнике —

Есть в этом что-то трогательное
В красоте девушки
Актрисы
Которая с утра до ночи выебывается в сторис
Пилит в сторис
Себя, красивую
И сторис исчезают каждые 24 часа
И там, за кадром
Девочка превращается в старушку

Самое страшное даже не это
Самое страшное будет
Когда ты увидишь
Как начинает взрослеть/стареть твой сын

Одна морщина на его лице
Одна мозоль на его ноге
Одна забытая им девочка
И все
И ты видишь
Как дверь закрывается
Скрипит и закрывается
Старый седой Хронос закрывает огромную тяжелую дверь
Прямо перед твоим носом

 

***

(Чем меньше тебе лет
Тем смешнее окружающим
Когда ты думаешь о смерти
А чуть старше
И уже как бы можно
И уже норм)

Смерть похожа на утро
Ты просыпаешься, но не в мир
С заботами, делами и людьми
А просыпаешься в смерть
Просыпаешься как будто выходишь из дома
А вокруг льды Арктики
Торосы
Снег
Горит на солнце
Сильный мороз
Но ты не чувствуешь холода

Утром бывает, когда болит совесть
Без вины, без причины
Просто за то, что имеешь смелость существовать
Дерзость просыпаться
Немного стыдно, неловко
И проходит с первой чашкой кофе

Думаю, есть смысл жить хорошо
Есть смысл быть добрым человеком
Не делать зла
Чтобы когда ты выйдешь на мороз и солнце
Где тебе будет не холодно
Чтобы не было стыдно
Чтобы лишь вздох
И чистое счастье

 

***

На смерть друга

Посвящается Алексею Остричу

 

Не обязательно видеться и знакомиться
Не обязательно знать друг друга живьем
Чтобы думать о человеке после его смерти
И я думаю зачем-то
Об одном товарище, не важно, как его зовут
Ибо когда человек умирает
Нет никого, кто бы мог это опровергнуть
Как завещал Летов
Хочется сказать не то чтобы пару добрых слов
В горбатую спину ушедшего товарища
Хочется его защитить
Немного защитить
Тебя, старик, тебя, дружище
Пусть ты не слышишь меня
И пусть мертвые хоронят своих мертвецов
И пусть живые обсуждают их с живыми
И пусть это не будет подло
В какой-то момент мы стали очень вольно и много лишнего
Пиздеть об умерших
Совсем охуели
Совсем не боимся смерти
А она не только однажды приходит
Она стоит смотрит, слушает
И все слышит и запоминает

Бывшие его друзья стали осуждать сразу
Мол, он бухал, мол, был одинок, мол, не было работы
И потому вроде как это логично
Что вот у него сломалось здоровье
Что-то там оторвалось, не важно

Паскудство, какое паскудство

(Знаете, в конце-то концов
Возможно, он считал, что жизнь не стоит того
Чтобы слишком сильно о ней заботиться
Не стоит хлопот
Жизнь слишком коротка
Чтобы пытаться себя исправить)

И он пил себе в удовольствие
И да, у него не было постоянной девушки
ЭТО БЛЯДЬ НЕ СЧИТАЕТСЯ ГРЕХОМ И ПОРОКОМ
ЕБАНЫЕ ЧЕРТИ ВЫ!! ОТСУТСТВИЕ САМОЧКИ НЕ ДЕЛАЕТ
ОБЕЗЬЯНКУ НЕПРИГОДНОЙ КО ВСЕМУ ОСТАЛЬНОМУ В ЖИЗНИ!11
Простите, что капсом
Но заебали
О девушке нужно блядь заботиться
И это пиздец как хлопотно
Девушку надо любить и в целом уважать
И в идеале ценить
А на это нужны силы
А где их взять, силы?
Вот у меня тоже нет девушки
Я годами собираю силы
А потом влюбляюсь крепко и дико
И люблю одну до смерти
А потом она посылает меня на хуй
И я иду
Но это другая история

Вы еще обвините его, что у него нет работы
Не было работы
Его профессия устаревала
Была связана с бумагой
То есть с динозаврами
Стремительно исчезала
И он только собрался идти на собеседование
И раз и исчез сам
Оказался более хрупким

Еще обвините, что у него внутри что-то сломалось
Сломалось тело
Знаете блядь
У всех по-разному
Бывает с телом
Один режиссер вон показывает фотку загорелого торса
Ему больше восьмидесяти
И он собирается жить четыреста лет
И как будто он блядь не бухает!
И дай бог ему здоровья
Он хороший режиссер
А мой товарищ нечаянно поломал свое тело
Как колесо лопается на дороге
Как у того автобуса зимой лопнуло колесо
И сорок человек погибли

Вы можете говорить о нем любые гадости
Можете обвинять его в чем угодно
Но я уверен, что он хотел жить
Что он был не прочь еще пожить
Еще много пожить

Нет смысла слишком сильно горевать
В конце концов мы все смертны
Сегодня ты
Завтра я
Нет смысла долго горевать
А то некогда будет жить самому

Но сегодня
Я настаиваю
Не нужно ни в чем никого обвинять
Он хотел жить
А теперь я сижу
И как будто я в детском саду стою с ребятами
Мы стоим в кольце
А воспиталка раздает нам мандарины и конфеты
И вот одному не дала
Со злости
Чтобы наказать
Не дала конфет и мандаринов
И мальчик заплакал и вдруг исчез
И все мы понурили головы
И опустили руки
Нам стыдно

 

***

Обещай мне Марс, Илон Маск, обещай мне Марс.
Мои внуки полетят на Марс, а не в первый класс.
За мечту такую, дорогой Илон, драгоценный Маск,
Я готов отдать жизнь или даже отдельно глаз.
Потому что во веки веков для людей, для нас,
Светлее, желанней, искреннее есть надежда ли
Нежели собраться и съебаться на хуй с Земли.
Обещай мне, Маск, обещай мне, Маск, Марс.

 

***

В копилку о себе слагаю чудеса
Являются вокруг и вылетают в сад
Ребенок затевает личную игру
Но он еще не знает, что умру

Мне нравится идея о раствореньи всех
Летать умеют только птицы или смех
Над гладью океана небытия
Который все же принял мятежного тебя

Играю на дуде, пасу твоих овец
А сверху и меня пасет родной Отец
Я ничего не знаю, не помню, не решу
Я выданный мне хлеб в ладонях раскрошу

Чтоб накормить уютный смех
Тех, кто не дошел, кто не родился, тех,
Кто слишком рано нечаянно исчез
Но кто идет на зов сквозь непролазный лес

Зову, зову, зову, зову, зову
Зову, пока не превращусь в золу
И место, где был я, займет веселый черт
И проводит меня, и снова позовет

 

***

 

Арсений Гончуков © Все права защищены.