Полёт. Три дня после катастрофы — отзывы — Арсений Гончуков

Арсений Гончуков 

Сайт писателя и режиссёра

Меню Закрыть

Полёт. Три дня после катастрофы — отзывы

  • Сергей Кудрявцев

    И ЦЕЛАЯ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЭТОГО…

    Первая рецензия на фильм Арсения Гончукова “Полет. Три дня после катастрофы” киноведа и кинокритика Сергея Кудрявцева

    Всё тот же июнь – и тот же самый город в начале лета. И та же площадь у вокзала, хотя теперь на ней уже немало людей – в отличие от того дня, когда он только приехал, словно вернулся домой из армии. И у меня почему-то возникла аналогия с началом фильма “Мне 20 лет” – там ведь тоже молодой герой возвращается ранним летним утром в родной город, отслужив положенный срок.

    Хотя тут – совсем другая, более скорбная причина приезда солдата в краткосрочный отпуск, о чём мы даже не сразу догадываемся, поскольку о случившемся главные персонажи вообще не говорят между собой, будто эта катастрофа, ставшая очередным информационным поводом для различных СМИ (о ней сообщают по радио и ТВ, пишут газеты), существует где-то далеко, явно в стороне, а просто некая ударная волна, невидимая и неосязаемая, всё равно затронула родных и близких, и вот таким образом повлияла на их собственную судьбу.

    Но именно благодаря произошедшему он и она встретились друг с другом, между ними возникла робкая симпатия, особенно неловкая и непонятная по ощущениям для парня, задумавшего нечто жестокое и страшное, чтобы хоть как-то отомстить за смерть матери и тяжёлое состояние маленькой сестры тому человеку, который всё-таки повинен в гибели десятков людей и в страданиях тех, кто чудом уцелел.

    А девушка вообще не подозревает, что поначалу оказалась нужна этому улыбчивому и душевно отзывчивому солдату вовсе не для знакомства и романтических свиданий – но кто знает заранее, как всё может повернуться в нашей жизни, где любовь и кровь рифмуются не только в стихах, где нежные и доверительные чувства вдруг возникают между теми, кто должен был бы считаться непримиримыми врагами до конца дней своих, до гробовой доски!

    Однако своеобразие и ценность этой вроде бы незамысловатой истории про то, как случайно вспыхнувшая любовь победила желание смерти, заключается не только в тонкой и ненавязчивой мысли автора, что животворящая сила чувств действительно способна отвратить от злобы и возмездия, а главное – освободить человека от тяжёлого и мучительного груза зацикленности на переживаниях утраты и трагического отчаяния. Конечно, надо жить дальше – мёртвых уже не воскресишь да и покалеченным тоже не поможешь, если кому-то на роду написано умереть, а кому-то, как ни странно и даже обидно, выжить вопреки человеческой справедливости.

    Куда важнее, что исподволь, постепенно и словно невзначай начинаешь понимать, что это негромкое и скромное кино, пожалуй, не о конкретных людях, не о реальных событиях, случившихся несколько лет назад и вообще не о том, что жизнь ценнее смерти. По неведомой причине вдруг постигаешь с растерянностью и болью невольного очевидца, что данная картина – как бы слепок нашего душевного состояния, рентгенограмма того, что творится глубоко внутри нас, моментальный снимок всех бед, тревог и разочарований, которые случились и в личных судьбах людей, и в истории столь несчастной, по-прежнему не знающей куда приткнуться, потерянной и испытывающей фантомные боли, некогда огромной и влиятельной страны, потерпевшей глобальную катастрофу.

    Это случилось свыше двадцати лет назад. Новое поколение успело вырасти. Целая жизнь осталась позади. А покоя и умиротворения нет и не предвидится! Но так хочется высвобождения, избавления, очищения – и чувства полёта! Так хочется, чтобы здесь была Жизнь!

    Фильм “Полёт. Три дня после катастрофы” сценариста и режиссёра Арсения Гончукова. Снят в июне 2012 года в Перми.

     

    Сергей Кудрявцев

  • Василий Рябов

    ПОЛЕТ КАК СКАЗКА

    Рецензия на фильм “Полёт. Три дня после катастрофы”

    Фильм сначала показался не таким острым по накалу, как можно было ожидать от Арсения. И вообще не таким, как многие мелодрамы. Длинные сцены прогулок и тяжесть утраты близких людей создают тяжкий фон, но режиссёр не рвёт зрителю душу на мелкие тряпки сценами рыданий на могилах и тому подобной слезливостью. Фильм по-настоящему мужской, немного суровый, совсем не романтичный. Более того, он даже не о любви! Точнее любовь там есть, но она занимает не самое центральное место, как мне кажется.

    Центральных персонажа – три. Все – мужчины. Солдат, потерявший сначала мать, потом маленькую сестрёнку. Лётчик, по чьей вине упал самолёт с матерью солдата. Доктор, по чьей вине в больнице погибла от заражения крови маленькая сестрёнка. И лётчик, и доктор (думаю, выбор профессий не случаен) совершили страшные ошибки. Солдат, который потерял всё, тоже чуть не совершает роковую ошибку (месть), но что-то его удерживает. Любовь к дочери лётчика? Или просто общение с ней? Это не так уж важно.

    Главное, что солдат – не совершает ошибки. Солдат не должен ошибаться! Это как в русских сказках: солдат пришёл, хлебнул тягот, всё худо-бедно наладил, ушёл. Без соплей, романтизма и мишуры. По-мужски. После этого понятно, для чего в начале длинная проходка, как солдат идёт по подземным переходам, вокзалу, улице. Всё, как в русских сказках. Солдат идёт. Именно так они и начинаются. А в конце солдат уходит.

    Ключевая сцена фильма: когда доктор, весь почти в соплях, сообщает солдату о смерти сестрёнки от сепсиса. И сразу понятно, что это именно врачебная ошибка… А солдат ему: – Ты чего расклеился? Ты же доктор! Самая сильная фраза во всём фильме! “Ты же доктор!” Мужчина. Защитник. И лётчик – тоже мужчина, тоже защитник. Это напоминание всем. Да, гражданская авиация, медицина, армия – всё это в разрухе. И те, кто ещё там остался, – какие ни есть, а всё же мужчины. Защитники! Каждый норовит их пнуть. Плохие мужчины. Плохие защитники. Точно так же, как многие недалёкие женщины постоянно ругают своих мужчин, недоверяют им, морально уничтожают их. Но ведь жить дальше как-то надо. А если настоящих мужчин не станет? Совсем. Как тогда жить?

    Символично, что это прозвучало именно из уст женщины. Поэтому она – всё-таки тоже ключевой персонаж. Детали всё больше и больше подтверждают глубину этих догадок. Особенно про русские сказки. Интересно, что и лётчик, и расклеившийся доктор даже внешне неуловимо похожи! Такая же небритость и безысходность на лице. И когда солдат развязывает свою котомку, свой дорожный мешок, в котором он принёс гостинец лётчику. Ну, натурально, как в сказке же! Почти такая же котомка.

    Честно говоря, даже захотел пересмотреть некоторые фильмы-сказки с участием этого вечного, экзистенциального русского солдата. Думаю, Арсений неожиданно внёс весомый вклад в развитие этого древнейшего жанра!

    P.S. Более того, здесь можно увидеть и аналогию с другими сказками! Три мужчины – это почти как три брата: двое старших, опытных (лётчик и доктор), один – младший (зелёный солдатик), но он же – самый мудрый. Двое старших ему (пусть не со зла) всю жизнь поломали, а он их простил (братья же).

    Может быть, кто-то найдёт ещё один слой?..

  • Николай Добрынин

    Подводные камни в кинематографическом полете

    Осознанно или нет, но режиссер, как и в случае с предыдущим фильмом «1210», еще до начала просмотра дает даже не ключ к пониманию, а готовый рецепт прочтения киноленты. «Ничто не остановит его месть. Кроме любви», – именно по этому пути направляет Гончуков зрителя. Такую подачу легко и приятно принять – благо, в фильме вроде бы всё говорит в пользу такого слогана, однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что это слишком легковерные рассуждения. На спасительную и очистительную силу любви прямого указания нет: действительно, разве фантастичным бы выглядел отказ от мести, если бы любовные сцены были удалены из фильма? И наоборот, совсем не доброе, как считают многие, а очень мрачное кино предстает перед зрителем, если принять режиссерскую трактовку произведения. Солдатик Сашка, если говорить сухим юридическим языком, имел умысел совершить убийство общеопасным способом. Выходит, остановили его не мораль и не осознание того, что еще незнакомая ему дочь потеряет отца (уж ему ли не знать о горечи потерь!), нет – от страшного поступка его спасает… любовь. Но любовь, как известно, имеет один серьезный побочный эффект: красота этого чувства ослепляет человека так, что тот не в силах причинить вред объекту своего поклонения. Беда для любимого человека – это беда и для того, кто любит. Поэтому при всей трогательности «Полета», любовная тропинка выводит нас к банальному, но в контексте замысла главного героя, ужасающему эгоизму. Истинная доброта, не застланная коварной любовной пеленой, именно и состоит в умении прощать нелюбимых, немилых, а может и ненавидимых людей. Если и говорить об отношениях, то изображаемое – скорее, «любовь в состоянии аффекта», призванная лишь уменьшить душевные боль и страдания двух людей. Явно или нет, но диалоги подталкивают к мысли, что возникшие чувства, словно тонкий лёд, разрушатся, как только уйдет боль и когда душевная анестезия больше не потребуется (может быть, этим и объясняется слегка неожиданный финал). Он – о том, что нужно помнить свой долг, она – нужно отпускать. Она – лучше не знать прошлого, он – «может, и нет». Трудно не увидеть в этом незримую борьбу: его долг – месть, её прошлое – рождение в семье пилота. И после слов о матери: «Она сейчас в другом месте», так и срывается: «…точнее, в другом мире».

    Второе, после спасения в любви, на чем делается акцент, – это, собственно, сам полет. Вообще, полет – очень глубокий символ. Полет – процесс всегда скоротечный, стремительный, переносящий тех, кто в нем принимает участие, совсем в другое состояние. Первый полет в фильме оказался дорогой в один конец, второй – выступил катализатором отношений между Сашей и Мариной.

    При всей неоднозначности указываемого способа прочтения, фильм заслуживает самых тёплых зрительских отзывов, которые у него, несомненно, еще впереди, ведь картина только-только отправилась в дальнее плавание по экранам. Главное – не забывать про исключительное право зрителя чувствовать кино без оглядки, и понимать, что отныне лента, словно волны, расходящиеся от брошенного в воду камня, уже живет отдельно от своего создателя и находится во власти только ваших, зрителей, умов и сердец.

  • Алексей Залесский

    ОБРЕЧЕННЫЕ НА ПОЛЁТ

    Рецензия на фильм Арсения Гончукова «Полёт. Три дня после катастрофы» – попытка религиозной интерпретации

    Скажу прямо. За просмотр картины «Полёт. Три дня после катастрофы» я садился с тяжелым сердцем. Потому что боялся увидеть на экране ту самую мелодраму (А именно так режиссер А. Гончуков определил жанр фильма), образ которой годами вколачивали в нас бесконечными телесериалами. Штампы, банальности, слезы под фанеру и наконец, титры. Однако вместо привычных «соплей» и попытки выдавить из моего сердца жалость, я вдруг отчетливо увидел настоящую, простую и очень понятную человеческую боль.

    Как-то сразу, без особых преамбул окунул Гончуков меня в эту боль, даже не спрашивая моего разрешения. Это было то самое чувство, которое каждый хранит в себе на самый крайний случай – гибель или тяжелая болезнь близкого человека. То самое чувство, которое заставляет сжиматься в тугую спираль всю систему нервных окончаний. Страшное чувство, но то самое чувство, которое напоминает тебе – живой, живой, чувствуешь, живой. Убедиться в том, что я живой, мне удалось, не посмотрев и десятой части картины. Дальше мне предстояло убедиться в том, что живой не только я. Герои картины – тоже живые. Но кроме этой простой, человеческой боли было в картине Арсения Гончукова еще кое-что…

    Сегодня не модно искать библейские мотивы в кинематографе. Более того, в творческой сфере само слово «религиозный» стало ругательным, а религия отпугивает поклонников современного творчества как таковая. Считается, что современное искусство должно быть атеистично. Это, якобы, первый признак интеллектуальности и особой идентичности с чем-то правильным, находящимся в тренде. Однако, именно религиозная интуиция – и я подчеркиваю – интуиция, а не игра в веру – всегда отличала настоящее произведение искусства от его имитации.

    Искусство является подлинным тогда, когда в нем содержится неочевидная идея, проще говоря, загадка, разгадка к которой не лежит на поверхности. Та же история и с кинематографом (равно как и с литературой, живописью, музыкой) – иначе, откуда бы взялось такое огромное количество интерпретаций, оценок, трактовок и мнений. И при этом, каждое из них может быть верным. Поэтому, не претендуя на истину в последней инстанции, я все-таки предлагаю именно религиозную интерпретацию фильма Арсения Гончукова «Полет. Три дня после катастрофы».

    Хотел или не хотел Гончуков «зашить» в идею фильма главный библейский мотив, для меня это не важно, мой взгляд и анализ субъективны. Но лично мне совершенно очевиден и крайне важен в фильме Гончукова — библейский мотив Пришествия. Да-да, именно так. Саша – солдат срочной службы – возвращается в родной город с одной целью: свершить правосудие. В этом он видит свой единственный долг, и ни на какое другое развитие событий просто не рассчитывает. Особое положение главного героя позволяет ему с легкостью «вербовать» себе апостолов. И водитель такси, и охранник в больнице, и врач, и новая знакомая Саши тянутся к нему, словно ища себе спасение рядом с ним. Впрочем, каждый по-своему. Таксисту достаточно просто подвезти до дома молодого паренька в военной форме, охраннику оказалось нужно сочувствие (ведь ему приходится сторожить от самосуда виновника страшной трагедии, а это тоже большой груз, и не каждому он под силу), врач ждет, что Саша отпустит ему его грех, а юная дочка пилота надеется обрести любовь. Ту самую любовь, которая избавила бы ее от страданий.

    А что же Саша? Ему приходится отыскать в своем сердце все то, что ждут от него возникшие рядом с ним, по сути, случайные люди. И это важнейший поворотный момент в структуре героя.

    И в конце фильма не будет апокалипсиса, потому что высшее правосудие не в нем, а именно во всепрощении. «Молитесь за врагов ваших», – говорит Христос в нагорной проповеди. «Научиться бы мне молиться…», – отвечал в начале нулевых на это автор текстов и музыки московской группы «Воскресение» Алексей Романов. И Саша, несущий на себе страшный крест, учится этой самой молитве весь фильм – он мало говорит, очень часто просто слушает человека и смотрит, кажется, в самую душу. То ли другому герою фильма, то ли зрителю. И там пытается отыскать единственно верный путь. Получить ответ на свою загадку, понять – что же именно должен сделать он в конце. И здесь мы можем увидеть отражение той самой религиозной интуиции, благодаря которой Саша все-таки сумел ответ этот увидеть, понять его и принять всем сердцем. Как прощал Иисус римских воинов, арестовавших его в Гефсиманском саду, так прощает и Саша… В конце фильма. Вы увидите это сами.

    Мы не знаем, выживет ли пострадавший в аварии пилот, не можем знать и то, как будут развиваться отношения Саши и его любимой. Все это, как говорится, уже совсем другая история. Как на третий день воскрес Иисус Христос после казни на кресте и сошествия в геенну огненную, так и Саша – на третий день покидает собственный ад победителем.

    И в качестве послесловия, хочется отметить еще одну важную вещь, касающуюся героя фильма, своеобразного «антибрата» Саши, который получился у режиссера Гончукова.

    Довольно трудно сегодня создать героя, который превзошел бы созданного в 90-х Данилу Багрова. И, так или иначе, удавшееся персонажи копируют этот образ. Образ ангела мщения, образ былинного русского богатыря, который «придет и молча поправит все» мощным ударом кулака или автоматной очередью. Образ, который при всей своей актуальности и красоте, сегодня уже набил оскомину.

    Фильм Арсения Гончукова “Полет. Три дня после катастрофы” показался мне интересным еще и потому, что это – ко всему прочему – и поиск нового героя. Качественно иного персонажа, который не наказывает, не убивает, не наставляет на путь истинный… Поиск этот еще только начат, однако, как мне кажется, начал его Гончуков еще в своей «Конечной остановке», где отсек, отринул героя-убийцу, каким бы привлекательным он ни казался на первый взгляд.

    Да, Саша больше похож на мифического персонажа, бестелесного (и опять же вспоминается, как Христос показывал своим апостолам пробитые гвоздями руки после Воскрешения), чем на человека из плоти и крови. Но в этом и загадка этого героя. Он не человек, он — метафора, он — поиск. Мне бы очень хотелось, чтобы Гончуков продолжал искать. Мне бы очень хотелось, чтобы этот поиск, в конце концов, завершился обретением нового героя. Потому что хватит крови. Потому что очень мало любви. Потому что этот новый герой — нужен и нам, и нашему российскому кино.

    Алексей Залесский

  • Наталья Булгакова

    ТОЧКА НЕВОЗВРАТА КАК НЕОБХОДИМОСТЬ ЖИТЬ

    Рецензия на фильм Арсения Гончукова “Полет. Три дня после катастрофы”

    За час с небольшим проживается целая жизнь. А послевкусие от фильма, как от чистого и светлого. Что для режиссера Арсения Гончукова, если вы знакомы с его предыдущими фильмами (“Конечная остановка”, “1210”), мягко говоря, не характерно. Но это-то и интересно. Откуда такой фильм?

    Да, сначала трудно совместить все это яркое, роскошное, летнее, живое, как можно характеризовать визуальный ряд фильма, и такую страшную беду. Контрастов действительно много, иногда мне казалось, что я чувствовала даже запахи. Больничные, хлорки, кровавых бинтов, но сразу, стоит только герою выйти из больницы – на него и на нас обрушиваются – запах лета, зеленый ветер, речной воздух, пыль города. Шумная пестрая толпа, и тут же – тотальное одиночество героя в пустой квартире. Сейчас, после просмотра, уже непросто разделить этот бушующий “микс” атмосферы фильма. Но контрасты вышли рельефными, зрителя бросает “то в жар, то в холод”. И уже за эти эмоции я благодарна фильму, не говоря уже о том, что подобная работа с атмосферой делает “Полет” необычным по своей концепции кинопроизведением.

    Среда в фильме – отдельный герой, но говоря о главном герое фильма, солдате-срочнике Саше, в основу фильма положена непростая личная история. Герою приходится пройти через опустошенность, зацикленность на своей трагедии, мести, но потом суждено обрести надежду, когда мир становится вдруг невероятно ярким, будто возвращается к нему, и вновь – беда, усталость, обреченность. Даже эти его яблоки – горько-сладкие, как весь фильм. И здесь снова обман. Ведь когда в сердце героя пробуждается любовь, ты почти забываешь, что в этом прекрасном мире может существовать несчастье. Но нет. Мир снова переворачивается и обрушивается на героя.

    Необычна и интрига, на которой строится мелодрама. Несмотря на то, что в самом названии картины заложена “катастрофа”, о трагедии есть лишь упоминания. Баталии разворачиваются на другом “поле” – на внутреннем, глубинном уровне, делая из мелодрамы скорее психологическую драму. Для главного героя Саши – Марина, дочь пилота, лишь средство возмездия. И нет, пожалуй, ничего более нелепого, чем полюбить ее. Ведь это прямое предательство Сашей своей семьи. Да и позволить себе радость – не время и не место. Для Марины же Саша – единственный, кто оказался с ней рядом, когда она раздавлена бедой. Молодой неопытный солдатик-срочник не очень похож на “героя романа”, но он рядом, когда ей невозможно в-одиночку выносить все это. Она открывается ему так искренне, так просто, она верит в эту внезапную любовь совершенно безоговорочно. И Саша… начинает отвечать. Но для него чувство, которое он вдруг обнаруживает в себе, чувство, так внезапно сменившее жажду мести, мучительно. Однако от него уже мало что зависит и Саше остается только принять то, что уже случилось. А значит, теперь отомстить за своих родных – разрушить не только свою жизнь, но и жизнь своей любимой.

    Главный герой буквально за несколько дней становится совсем другим. Пробуждаясь, меняясь, взрослея. Поднявшись на новую высоту, он будто сбрасывает кожу себя прежнего, отчаявшегося, сурового, мстительного, не желающего (и неумеющего?) прощать. Но когда перерождение происходит, жизнь снова меняет свой прихотливый сценарий. Саша падает, но он уже другой и не может стать прежним. Точка невозврата пройдена.

    Да, любовь не делает Сашу счастливее. Но на его спасает. В прямом и переносном смысле. Делает сильнее, чище, дает опору, становится единственно возможным жизненным ориентиром. Пусть в самых трагических обстоятельствах.

    Подобное развитие мелодраматической интриги, действительно, дает мощную энергию зрителю, который поневоле вспоминает, как это бывает, когда любовь и тебе двадцать. И от нахлынувших воспоминаний, что скрывать, мне было непросто смотреть “Полет”. Хотя ведь понятно, сколько про это снято и сказано, но все равно, история настолько настоящая, что подчас этот фильма больно смотреть. Ведь если бы не было несчастья, они бы не встретились, и по этой же причине они никогда не будут вместе. Никаких сказок на ночь, все как есть. И в этом “Полет” – предельно честное кино.

    Впрочем, при просмотре я поймала себя на мысли, что наверное, каждый сам будет для себя придумывать возможное продолжение этой истории. Так заманчиво представить, что Саша отслужил, вернулся, нашел Марину и они жили долго и умерли в один день. Но между ними всегда будет стоять страшная трагедия. Он никогда не забудет причину их встречи, что он собирался сделать и то, как его надежда на счастье так больно разбилась.

    Надо сказать так же – и это очень важно – что в фильм Гончукова “Полет. Три дня после катастрофы” “поверят” далеко не все. А только те, пожалуй, у кого она была или есть, – такая любовь. И кому довелось переживать тяжелую разлуку с любимыми. Таких людей, к счастью, не так уж и много. Говоря о том, что тема фильма может быть кому-то не близка, я считаю, что тут нет большой проблемы. Ведь в случае с “Полетом” мы имеем дело с самым что ни на есть независимым авторским кино (снято без поддержки Минкульта, на собственные средства), и в этом смысле этот фильм действительно авторский и не для всех. Не с тем патетическим смыслом, когда творцы хотят заявить ориентированность своих фильмов на некоего “элитарного” зрителя, а в прямом смысле – тема должна быть близка зрителю, чтобы он почувствовал фильм до глубины, чтобы произошел контакт. Режиссер снял локальную историю, о некоей одной, но сильной, перипетии любви. И это его авторское высказывание. И оно ориентировано и аппелирует к подобному опыту и у зрителя.

    Говоря проще, в фильм, в главного героя, надо влюбиться и это и есть ключ понимания истории, рассказанной в картине. Если этого не произойдет – не проблема, и фильмы, и люди разные. Но вот лично я ни разу не была в Перми, но у меня сложилось ощущение, что будто это мой родной город, так искренне и с такой любовью снимали его режиссер и оператор. Тоже самое с актерами, в которых трудно не влюбиться. Данила в роли Саши совершенно искренний и настоящий, Екатерина Сушина в роли Марины – такая чистая и хрупкая, а доктор, охранник, таксист, – ни одной неправильной мелочи, они совершенно такие, каких видишь вокруг каждый день. В общем, влюбиться в эту реальность не так уж и трудно.

    Подводя итог, хочу вернуться в начало и пояснить, что в какой-то момент мне показалось, что это вообще не похоже на фильм. Это скорее кусок жизни, который я прожила, будто я не смотрела кино, я была там. Но главное даже не это. А то, что вот живешь себе, идешь по своему какому-то привычному кругу, ну как будто в экспрессе едешь, все у тебя устоялось и в голове, и в жизни, и тебе все понятно. Но этот фильм – он будто хватает тебя за руку и выдергивает из этого поезда, и тебя останавливают и показывают – смотри.

    Правда, потом обратно в этот поезд уже не сядешь. Потому что внутри уже что-то поменялось. Мне кажется, такие остановки – и такие фильмы, как “Полет. Три дня после катастрофы” Арсения Гончукова – очень нужны людям. Всем нам.

    Наталья Булгакова

  • Вероника Новожилова

    НЕ СКЛАДЫВАЙ КРЫЛЬЯ – Рецензия на фильм “Полет”

    Рецензия на фильм «Полет. Три дня после катастрофы» Арсения Гончукова

       Беда, случившаяся в жизни, приобретает большую трагедийность, если порождает в голове человека мысли о возмездии. Тем, чья жизнь дала трещину из-за неожиданной смерти близких, жажда мести, как спасательный круг, помогает удержаться и найти в себе силы идти дальше. В отмщении они находят свою цель, и можно ли говорить о несправедливости подобного желания, когда виновный в смерти близких жив, а родным судьба не предоставила такого шанса?

    В основу сюжета фильма «Полет» положена история о случившейся авиакатастрофе, унесшей жизни 82-х человек. Пилот самолета, которому приписывается вина в этой трагедии, спасен. Врачи борются за его жизнь наравне с другими уцелевшими, среди которых — пятилетняя девочка, сестра главного героя фильма Саши. Авария забрала у них мать, и теперь маленький ребенок, чья жизнь висит на волоске, остается единственным близким человеком юноши. Сознавая чудовищную несправедливость ситуации, герой решает самостоятельно совершить правосудие. В родной город солдат срочной службы приезжает уже с намерением отомстить. И вроде бы все логично и закономерно: слезы героя, бутылка водки на кухонном столе в опустевшей квартире, и сама месть, и способ ее реализации — кажется, что все уже решено, но в стройный и дикий план юноши вмешивается еще одно обстоятельство. Охваченный своим горем, он забывает, что у спасшегося пилота есть семья, переживающая за его жизнь так же, как солдат волнуется за жизнь младшей сестренки. Кроме того, дочь пилота оказывается милой и интересной девушкой, искренне сопереживающей герою. Четкая схема, кажущаяся поначалу бескомпромиссной, рушится на глазах от пробуждающихся в душе Саши чувств любви и сострадания. Но внезапная смерть сестры окончательно убеждает героя в неотвратимости своей затеи…

    Фильм будто поделен на два измерения: переживание трагедии — и жизнь вне ее. Встречи героев почти лишены горестных размышлений, сожалений о случившемся, зато они преисполнены светлого ожидания выздоровления, веры в лучшее и понимания необходимости жить дальше. Каждая новая встреча — это торжество надежды, и в этом смысле полет на самолете в середине фильма символичен. Рифмуются с названием картины и другие детали: масштабные планы, интересные локации, парящие птицы и буйство широкой Камы.

    Три дня после катастрофы — ключевой период в жизни молодого человека, время переосмысления и пора личных открытий. Несмотря на трагедийную основу сюжета, «Полет» остается добрым фильмом, потому как любовь и надежда превосходят злость и расчетливость в своей силе влиять на человеческие поступки и решения. Один против 82-х — это не арифметическая задача, а проверка на человечность. Что такое справедливость и имеет ли право один лишать жизни другого, даже если второй виноват? И что последует за возмездием: какими глазами посмотрит герой на эту широкую реку с парящими над ней чайками после того, как его план будет выполнен? Полет — не физический отрыв от земли, а свобода мечты и воли, и только тот, кто постиг эту метафизику, способен по-настоящему понять, чего стоит жизнь каждого из нас.      Все эти вопросы адресует людям режиссер фильма Арсений Гончуков. Слово за вами, восприимчивые и мудрые зрители.

    Вероника Новожилова