Сын — отзывы — Арсений Гончуков

Арсений Гончуков 

режиссер, сценарист, поэт, писатель

Меню Закрыть

Сын — отзывы

  • Терентий

    «СЫН»: ВРЕМЯ ПРОЩАТЬСЯ И ВРЕМЯ ПРОЩАТЬ

    Российское кино принято обвинять в том, что оно никуда не годится, и смотреть его так же вредно, как есть краковскую колбасу. Это совершенно неверно в отношении авторского и фестивального кинематографа, который сегодня в целом заслуживает очень высоких оценок — достаточно вспомнить сильнейший конкурс «Кинотавра» этого года. При этом многие фильмы отнюдь не являются зрелищем для «высоколобой» аудитории и вполне доступны для понимания мейнстрима.

    СЫН Арсения Гончукова — продолжение этой цепочки успешных авторских фильмов, которые, прежде всего, посвящены простым человеческим отношениям. Безусловно, такие истории не всегда цепляют беспечную молодежь (если это не синефилы), но подготовленные зрители по-другому взглянут на фильм, в котором неприкаянный сын не находит среди окружающих любовь к матери, которую испытывает сам.

    Арсений Гончуков снял невероятно цельное кино, которое с первой до последней минуты строго подчиняется авторскому замыслу. СЫН — очень взрослый по своему содержанию фильм, и он задуман и выполнен никак не для развлечения аудитории. Это проверка зрителя на прочность чувств и способность задумываться о том, как он поступил бы в той или иной ситуации.

    А еще — это смелый и в какой-то степени безжалостный рассказ об отношениях в семье, о том, какими разными бывают даже близкие люди, и как по-разному они реагируют на одни и те же ситуации. СЫН не дает оценку поступкам героев, и здесь просто нет отрицательных персонажей. Главный герой переживает смерть матери (она умирает накануне отъезда в Германию на лечение), но не может с кем-либо разделить это чувство. Такая неразделенность ведет к драматической развязке.

    По сути, СЫН рассказывает о распавшейся семье и невозможности вернуть прошлое. Сын отчаянно ищет объятия (не только физический, но и душевный контакт), но никто, даже будущая жена, не могут дать ему отклик, на который он рассчитывает. И еще больней становится, потому что не виновны они, а он сам пришел.

    Безусловная удача фильма — операторская работа. Черно-белое изображение, на самом деле, идеально для восприятия.

    Аналоги

    СЕРДЦА БУМЕРАНГ Николая Хомерики — оказавшийся перед лицом смерти персонаж Александра Яценко пытается жить по-прежнему, но все чаще мысли о вечном занимают его настоящее. Пронзительная и впечатляющая работа.

    БЕЛАЯ ЛЕНТА Михаэля Ханеке — 1,8 млн на 7 копиях. Триумфатор фестиваля в Канне как предвестник появления в будущем фашизма. Что берется из семьи?

    ОВСЯНКИ Алексея Федорченко — 12,1 млн на 35 копиях. Мирон Алексеевич едет хоронить свою жену Таню, компанию в поездке ему составляет фотограф по имени Аист. Три награды фестиваля в Венеции и аплодисменты от Квентина Тарантино, бывшего тогда членом жюри.

  • Наталия Данилова

    о ‘Сыне’. Тяжелый фильм, но не безнадежный и не затянутый, просто- очень сильный фильм! Сильный по своей истории любви к матери, которая настолько стала целью жизни героя, что заменила ему весь реальный мир. Любовь эта создала иллюзию главному герою, что он может справиться один с болезнью матери, но в тоже время ему очень хочется, чтобы все-все, и ушедшая старшая сестра, и сбежавший отец, и бывшие подруги мамы вдруг очень удивились чуду, им сотворенному, выздоровления матери и признали, что не бесполезная эта жертва своей жизнью с его стороны, а подвиг, и устыдились бы своей слабости…

    Не показалось мне затянутым действие картины, наоборот, некая медленность встраивает зрителя в образы героев фильма. Ты становишься тенью глубоко одинокого в своей цели Андрея, следуя за ним по заснеженному городу, размышляя, обдумывая и даже мечтая…

    Мне невероятно жаль, что раскрыта уже развязка фильма, и зритель не испытает тех эмоций и впечатлений, которые пережила я, смотря ‘Сына’, под музыку Станислава Полеско…

    Потрясающий фильм, где нет ничего лишнего, очень личное кино.(c)

  • abrandr

    Душа в вакууме

    …Рыдает мать, отец молчит.
    И козодой во тьме кричит.
    Часы над головой стучат,
    и в голове — стучит…
    Их разговор бросает в дрожь
    не оттого, что слышишь ложь,
    а потому, что — их дитя —
    ты сам на них похож:
    молчишь, как он (вздохнуть нельзя),
    как у нее, ползет слеза.
    ‘Разбудишь сына’. — ‘Нет, он спит’.
    Лежит, раскрыв глаза!..

    И. Бродский

    Одним из лучших российских фильмов последних лет мне увиделся ‘Сын’ Арсения Гончукова, за чьим творчеством я слежу достаточно давно. Разумеется, те, кто ходит в кино расслабиться и получить продуктовое удовольствие, лучше пусть идут на очередную экранизацию Спаркса, например. Но я знаю, что немало настоящих внимательных и глубоких зрителей есть в той же Казани, и если у нас в прокате картина появится, не пропустите её.

    На недавнем фильме Николая Хомерики ‘Сердца бумеранг’, который мне тоже очень пришёлся по душе, а теперь срифмовался с новой картиной Арсения, в единственном показывавшемем ленту кинотеатре, чуть ли не на единственном сеансе, был почти полный зал. Потребность в содержательном кино есть, может быть, не хватает информированности.

    Фильм тяжёлый, похожий на ‘Бумеранг’ и символами, и настроением. Но и различий множество. Фильм Хомерики мне кажется условно-молодёжным (новая драма на экране, все дела), могущим вызвать, что жаль, отторжение у зрителей за 40. А ‘Сын’ кино в хорошем смысле универсальное — я уверен, например, что мои родители с удовольствием бы посмотрели его. Герои у Хомерики и Гончукова принципиально разные — безвольный мальчик у первого и герой посильнее балабановского Данилы у второго. Вообще Алексею Черных хочется пожелать дальнейшего развития карьеры и в театре, и в кино. Потрясающий актёр. Напомнил мне любимого Георгия Ивановича Буркова.

    Картинка ‘Сына’ — отдельный разговор. Выверенная, умная и свежая. Закрываю глаза и вижу чёткие фрагменты. Здесь всё предельно просто и при этом филигранно выписано. Кадры следуют друг за другом так, что с каждым новым семантическое поле увеличивается. Пространство одновременно невероятно расширяется, распахивается и со скрупулёзным равнодушием сдавливается, съедается, вырезая главного героя канцелярским ножом из себя и тут же упаковывая, вминая в себя.

    Семьи нет. Особенно нет сестры, и какая же это боль. Не про разобщённость близких душ — про трагедию космического одиночества. Когда вынужден, общаясь с людьми, не снимать маску туповатого благодушия, потому что под ней слишком страшное, чёрное сквозит. Когда никто не поймёт твою жизнь, твой ужас и силу твою, не сможет быть по-настоящему рядом.

    Очень хочется говорить предметно, о фабуле, но это, может быть, потом, когда вы посмотрите. Поэтому только ассоциации. Четвёртая глава первого тома триеровской ‘Нимфоманки’, где про отца. И опять — Джо выглядит тщедушной душевно по сравнению с Андреем. Вообще, несмотря на однозначную фабулу, для меня принципиально, что главный герой — настоящий человек. Он, как это ни парадоксально, положительный персонаж. Трагедия в окружающей бездушной пустоте, в этих чёрных перепутанных ветвях, которые виснут над белыми колоннами, в этой одинокой робкой музыке, мимо которой торопится по делам человечество.

    Андрей — библиотечная карточка, в мире, где библиотеки давно пустуют. Он заснеженное кресло-зуб среди пустых рядов в чёрном закрытом рту мира. И, как в бессоновской ‘Никите’, он обречен на существование в двух мирах — чёрном и белом, которое грозит низвести его до состояния матери.

    Это красивый, нервный, жестокий и тихий фильм. Про любовь, которая многим из нас незнакома. Про иллюзорность окружающего мира и непримиримую реальность мира внутреннего. Про пустоту большого города и, по большому счёту, про всех нас.

  • kritface

    «Она что, мать? Она — овощ»

    Занимаясь просмотром лишь зарубежного кино, в один момент начинаешь скучать по нашему, родному. В этот раз мне попался черный, как и весь остальной Российский авторский кинематограф, фильм еще малоизвестного Арсения Гончукова – «Сын».

    Очаровательные черно-белые, и даже через экран холодные зимние пейзажи погружают в недосказанный мир Сына и не отпускают до последней минуты. Он(фильм) вроде ничем не удивляет, медленно и совершенно естественно внедряя нас в свою историю бедного парня, который заботится о своей больной матери.

    Кино однозначно атмосферное. Полтора часа фильма проходит, и ты остаешься в нём депрессивном, даже не до конца осознавая это. На протяжении всей этой неторопливой картины мне всегда чего-то не хватало, но пошли титры и всё происходящее в фильме получило некую законченность и целостность.

    Насколько мне известно, все снято за очень маленькие деньги и без помощи государства. Значит Гончукова можно смело назвать самым настоящим независимым режиссером.

    Я не назову этот нуар лучшим фильмом года, но он отличный в своем жанре и имеет право на то, чтобы вы его посмотрели.

    8 из 10

  • grozzza61

    Посмотрела фильм’ Сын’… Очень уважаю НАШЕ АВТОРСКОЕ КИНО когда его снимают такие режиссеры как Гончуков и Хомерики. ‘Сын’ завоевал гран-при престижного российского кинофестиваля ‘Окно в Европу'(г. Выборг) да и другие фильмы Гончукова уже участвовали в Каннском кинофестивале, Московском международном кинофестивале и во многих других.

    Качественный, затянуто — созерцательный арт- хаус, черно — белый, леденящий и трагически- притягательный! Такое кино опустошает душу и каждому решать, смотреть или не смотреть, заглядывать в бездну или лучше жить не ведая печалей. Как сказал один кинокритик, от фильма за версту веет ‘достоевщиной’ а как нам известно, Достоевский отнюдь не для среднего ума писатель и его романы так же могут показаться ‘нудными’ ленивому и легкомысленному читателю, который видит только то, что лежит на поверхности и не берет себе за труд всматриваться в суть вещей.

    Арсений Гончуков( нижегородский кинорежиссер, сценарист, поэт, журналист) так же как и Николай Хомерики обладает очень важным для режиссеров свойством: неиссякаемым любопытством к тому, как поведут себя отдельные людские особи при встрече со смертью или при других трагических обстоятельствах. Он мало знает ответов на поставленные им же самим вопросы,, но тот маленький мир, черный и страшный который нарисован им, навсегда врезается в память, оставляет в ней свой след. Все реакции героев очень человечные хоть их и трудно предсказать, характеры изломанные а психика дает сбои.

    Итак о самом фильме..

    Вниманию зрителя предоставлена история молодого парня Андрея, живущего в захолустном городишке и ухаживающего за психически больной матерью.

    Он преданно любит эту уже потерявшую человеческий образ женщину и копит деньги, что бы отвезти ее в Германию на лечение.

    Не гнушаясь никаким способом заработка, Андрей остается хорошим, цельным человеком, он думает жениться по приезде из- за границы и жить нормальной и честной жизнью.

    Но. .. не все складывается как он хочет и вот уже обезумевший от горя сын едет в столицу, что бы увидеть своих заблудших родственников и может быть простить их и отпустить им грехи.

    Трагическая развязка как бы подчеркивает, что нет справедливости в этом мире и иногда людям приходиться добиваться ее самим, но какой ценой?

    Все действие картины происходит зимой, когда деревья стоят мертвые и голые а земля скована морозом и покрыта белым саваном снега.. Очень символично. А черно — белая картинка только увеличивает эффект какой -то бездомности главного героя( сцена на лавочке ) его погружение в страдание, его безотчетное желание обрести покой добившись ответов на свои вопросы.

    Думала сначала, что действие происходит где то в 70х-80х, ведь в обшарпанной квартире, где живет Андрей со своей матерью мы можем видеть древний холодильник Зил, не понятно как доживший до наших дней, отсутствие какой либо кухонной техники, дикую убогость обстановки, грязь и разор вокруг…

    Но нет, в картине наши дни и создатели фильма как будто нарочно запутывают зрителей, преподнося мир, в котором живет герой, до отвращения примитивным и заплеванным.

    Такой ход несомненно действует, ведь в таком мире, черно — белом, холодном, разрушенном, уже не остается места как прощению так и любви да и вообще жизни!

    Надо еще заметить, что фильмы Гончукова отличают очень сильные эпизоды на фоне довольно монотонного повествования, так что не приученный к такому течению сугубо созерцательного кино зритель может и заскучать с непривычки, но некоторые эпизоды будут, я думаю, незабываемы для многих. Смелыми, уверенными мазками режиссер рисует портреты людей только мелькающих в фильме но по яркости не уступающих главным персонажам и может быть даже их превосходящих.. Так в ‘Полет. Три дня после катострофы’ засел в памяти выпивоха доктор, так и не научившийся сообщать родственникам умерших убийственную правду. Он чувствует себя виноватым перед ними, каждый раз прикладывается к бутылке коньяку и плачет…

    В ‘Сыне’ ТАКИМ ЭПИЗОДОМ стал для меня момент встречи Андрея с московской фифой — сестренкой. Циничная и холодная, девушка является как бы собирательным образом всех тех, кто уехав в столицу от опостылевших, скучных для них будней, становится чужими для своих близких да по сути уже уехав, предают все то, что оставили позади себя. Их ничего не интересует кроме собственной безоблачной жизни и не дай бог кто то вдруг потревожит их покой, будь это даже родной брат! Отшвырнут и пройдут мимо.

    Актеры сыгравшие свои довольно сложные роли все понравились, в нужных моментах происходил тот самый накал страстей, который и сделал фильм таким настоящим, искренним и страшным. Сложна и непредсказуема русская душа, особенно если ее заставлять страдать постоянно!

    Смотрите, фильм необыкновенно хорошо снят и история в нем обыгранная и на первый взгляд не затейливая проникает в самое сердце. Надо только ее прочувствовать всей кожей а не рыдать над сопливыми голливудскими творениями. Этот фильм весь состоит из слез, ощутите их вкус у себя на губах!

    8 из 10

  • Леся Московская

    Мысли обычного зрителя.

    Была семья, дружная, счастливая…..Но случилось несчастье, после которого мама заболела, папа, в результате, ушел к другой женщине, дочь тоже убежала от проблем. Остался сын. Остался с больной мамой. И начались будни бытия……Всеми силами он старался вылечить её. Он работал, не думая о себе, своем достатке, внешнем виде. Для него не было ночных клубов, модных шмоток и всяких технических штучек, только старенький телефон и книги.

    Но была цель – заработать деньги на лечение мамы. Зарабатывал, где мог. Порой и в нечестном бизнесе, а что делать, такова жизнь. И вдруг беда. Когда цель была достигнута, мама умирает.

    Наступает момент, когда разум отказывается воспринимать происходящее: не может быть!! Так не должно было случиться!! Это неправда! Мама не может умереть!

    Пустота…. Шумный город, полный звуков, людей, транспорта, движения, но все равно, пустота, а это еще больше укрепляет осознание безысходности. Уйти, убежать, раствориться, но только не видеть рядом это присутствие смерти.

    Карусель! Ах, как сесть бы сейчас, закрыть глаза, прокатиться, как тогда, в детстве, мимо мамы, которая стоит в ожидании: «Я здесь, сынок!». Но карусель остановилась, а рядом никого. Для меня – это один из сильшейших эпизодов.

    Весь фильм на экране плохая погода. Сыро. Холодно. Ветрено. Раздражение от бессилия, от невозврата ушедшего детства, где было так хорошо и уютно, пронизывает ледяным дыханием.

    Главный герой все время пытается согреться. Свернуться клубком, почувствовать тепло, нежность, нужность. Он идет к сестре. Но ее равнодушие, полный отказ от всех проблем и от семьи в целом, наверное не удивил, а укрепил его мысли о том, что он остался один. Холодный удар в лицо колючим снегом, чтобы хоть как-то выплеснуть боль….

    Отец! Может там найдется утешение, понимание…

    Увы! Тут жизнь начата заново и в ней нет, да и не было места прошлому.

    Сильные, натренированные руки. Достаточно одного объятия, в которое можно вложить всё — Любовь. Боль. Одиночество. Месть.

    «Люди – очень хрупкие существа, папа…»

    Многие возмущены авторским кино, мол чернуха, сколько можно, все мы видим, как живем! Вот именно! Посмотреть на себя со стороны – хорошее дело. Поразмышлять над поступками, вообще подвиг в наше время. А если еще и понять, о чем идет речь и признать свои ошибки – это сродни закрыть амбразуру грудью, ради жизни других. Раньше невозможно было представить, как это можно: не любить маму, не уважать отца, предать брата. Сегодня возможно всё. Отказаться от друзей и родных ради денег и блага. Сейчас не модно жалеть стариков, содержать стареньких родителей, ухаживать за тяжелобольными, близкими людьми.

    Может пора завести Красную книгу чувств, где первым будет слово Совесть……?

    Растопить наши очерствевшие души, заставить нас задуматься, может переосмыслить что-то — вот об этом фильмы Арсения.

    Хочу отметить Алешу Черных. Не сыграл, а прожил, прочувствовал, пропустил через себя весь этот ад.

    Как говорят мужчины – снимаю шляпу, а я, по — женски, делаю наисложнейший реверанс в благодарность режиссеру и всей съемочной группе!!